Архиепископ Луганский и Алчевский Митрофан: необходимо возродить социальное служение, заняться духовным образованием, навести порядок на приходах

404 просмотров
Архиепископ Луганский и Алчевский Митрофан
Архиепископ Луганский и Алчевский Митрофан

Назначение нового архиерея — всегда важное событие для православных. Почти три месяца тому назад Луганскую кафедру возглавил архиепископ Митрофан (Юрчук). До этого у него уже был опыт работы на руководящих должностях — он управлял Белоцерковской епархией и занимал пост управляющим делами УПЦ.

Как ему удалось погасить конфликт, который образовался в епархии, что он думает о выборности епископата, почему так много скандалов создают светские медиа — в нашей беседе с архиепископом Луганским и Алчевским.

О ЛИЧНОМ

— Владыка, прежде чем беседовать о делах в епархии, расскажите немного о себе. Из верующей ли вы семьи, почему решили избрать монашество?

— Родился я на Хмельничине, родители у меня верующие. Отец столяр, мать — воспитательница в детском саду. В детстве я посещал церковь, пока в девятом классе меня не вызвали к директору и сказали, что я «позорю нашу школу», потому что хожу в храм. Я был вынужден ездить в храм в другом городке, где был знакомый священник. Я ему помогал — пономарил. Снова были неприятности, приходили к родителям, говорили с ними.

После школы я отслужил в армии, затем поступил в Одесскую духовную семинарию, а после в Московскую духовную академию. Затем был направлен на учебу в Христианскую богословскую академию Польской Православной Церкви в Варшаве, в рамках обмена между польскими студентами и студентами из тогдашнего СССР.

На третьем курсе обучения в Варшаве я решил принять монашество. На мой выбор во многом повлиял архимандрит Кирилл (Павлов) из Троице-Сергиевой Лавры, с которым я поддерживал общение.

О ЛУГАНЩИНЕ

— 20 июля Священный Синод назначило вас на Луганскую кафедру. Ваши первые впечатления об этом регионе?

— Луганская епархия насчитывает 270 приходов, в ней служит более 300 священников. Мои первые впечатления от региона — положительные. В области есть искренне верующие люди. Это было главным ободрением для меня. Хотя, безусловно, надо приложить еще очень много усилий, чтобы помочь этим добрым росткам прорасти.

Последние годы владыка Иоанникий болел и не мог влиять на течение дел в епархии. По своей немощи он даже не мог принимать людей. И для начала мне пришлось элементарно наладить прием посетителей и решить множество вопросов пастырского, канонического, духовного, экономического характера.

Слава Богу, что мне дали в помощь викарного епископа, владыку Никодима, и мы вместе сумели оказать внимание тем людям, которые приходили к нам и задавали вопросы.

— Что вы предприняли в первую очередь?

— Одним из первых моих действий было восстановление работы епархиальных отделов, которые отвечают за различные сферы жизни и деятельности епархии. В Луганской епархии нам нужна серьезная миссионерская работа. Годы атеизма не прошли бесследно для этого региона. По сути, наши усилия сейчас направлены на то, чтобы поднять здесь духовную жизнь, возобновить христианские традиции и активно возрождать православие.

— Луганская область всегда считалась «красным», коммунистическим регионом. Как это повлияло на людей?

— Пережитки атеистического прошлого действительно остались. Но, слава Богу, православная вера возрождается в регионе, открываются новые приходы, строятся храмы. Всё это вселяет оптимизм и веру в духовное возрождение этого края.

— Чем отличается менталитет жителей Луганской епархии, скажем, от верующих в Белой Церкви, где вы раньше были архиереем?

— С одной стороны, во времена советской власти это был весьма атеистический регион, и борьба с Церковью была более масштабной, чем в Центральной, не говоря уж о Западной Украине. Храмов было мало. И это отложило отпечаток на народ.

Но, с другой стороны, луганчане истосковались по проповеди. Эти люди с детской искренностью и жаждой хотят слышать Божье Слово. Шахтеры, металлурги — это очень благодатная почва для сеяния Слова Божьего. Они хотят слушать и готовы слушать.

О КОНФЛИКТАХ

— Что было причиной недавнего конфликта в епархии?

— Действительно, за последнее время здесь возникло несколько проблем, которые нужно было решить. Повторюсь, они возникли в связи с тем, что владыка Иоанникий по состоянию здоровья не мог управлять епархией. Но я бы не сказал, что духовенство в результате этого конфликта как-то разделилось.

Было разделение и недопонимание среди ближайшего окружения владыки Иоанникия и только. Главная проблема была в том, что имущество епархии в результате ряда манипуляций нечестных лиц перешло в частную собственность. И нам нужно вернуть епархии то, что ей принадлежало — помещение и землю.

Я надеюсь, что люди, которые присвоили то, что принадлежало епархии, поймут неправильность своих действий и вернут это имущество добровольно. В противном случае нам ничего другого не остается, как добиваться его возвращения через суд.

— А как быть с каноном, запрещающим верующим судиться друг с другом?

— Канон касается разрешения духовных и канонических вопросов. Мы будем обращаться в суд относительно епархиального имущества. То есть мы хотим вернуть то, что было куплено за епархиальные деньги. У нас нет другого выхода, как только идти в светский суд. Впрочем, прежде чем подать иск, я обязательно буду советоваться с Блаженнейшим по этому вопросу, и возможно, решение будет другим.

— За последние несколько лет в УПЦ было несколько случаев, когда паства не принимала новых архиереев, и Синоду приходилось идти на уступки и снимать епископа, недавно назначенного на кафедру. Как вам удалось быстро найти общий язык с духовенством и мирянами своей епархии? Что нужно для того, чтобы новые назначения всегда проходили мирно?

— Очень важно общаться с людьми, причем как с духовенством, так и с прихожанами. Важно рассказывать людям — зачем и с чем ты пришел, дать понять, в чем проблема и почему произошла ротация епископа. Авторитаризмом ничего не добьешься. Если пришел новый руководитель и начинает жестко управлять, не изучив ситуации в епархии, не пообщавшись с духовенством и людьми, ничего хорошего из этого не выйдет.

О ВЫБОРНОСТИ ЕПИСКОПАТА

— Из житий святых мы знаем, что епископов раньше выбирал народ. После революции 1917 года выборность епископата на какое-то время была восстановлена в некоторых епархиях, но после советских гонений вновь забыта. Как вы считаете, может, пора возродить эту традицию?

— Для того чтобы возродить выборность, нужно возродить общинную жизнь и утвердить людей в христианской вере. Потому что те, кто только ищет Бога, кто не просвещен, кто на пути познания духовных ценностей, не могут участвовать в таких выборах.

Выбирать должна община. Но кого относить к общине? Кто будет имеет право избирать епископа? Прохожий, который зашел в храм поставить свечку? Тот, кто приходит лишь на Пасху? Выбирать может утвердившийся в вере человек, живущий полноценной духовной жизнью.

Конечно, выборы возможны, если есть община искренне верующих во Христа людей, объединенных служением Богу и ближним и регулярной литургической жизнью. Чтобы таких людей было больше, нужно воссоздавать общинную жизнь. И когда у нас большинство приходов станут крепкими общинами с верующими и просвещенными христианами, только тогда можно будет говорить о выборности епископата.

О ПЛАНАХ НА БУДУЩЕЕ

— Чем еще вы намерены заняться в епархии?

— Работы очень много. Нам нужно с нуля построить епархиальное управление. Необходимо возродить социальное служение, заняться духовным образованием, элементарно навести порядок на приходах. Священники должны быть более ответственными и думать не только о себе, но и о своей пастве.

— Какие конкретно миссионерские проекты вы намерены развивать в регионе?

— Прежде всего, нужно ввести преподавание христианской этики и библейской истории в общеобразовательных школах. К сожалению, в Луганской области очень мало школ, где ведется преподавание этого предмета, в отличие от других регионов. Поэтому мы намерены общаться с департаментом образования Луганской ОГА о введении этого курса. Причем, мы намерены использовать практику, уже имевшую место в Белоцерковской епархии, когда учителей готовили к преподаванию этого предмета. Его должны преподавать учителя, прошедшие духовную подготовку.

Еще один вопрос — поднятие уровня церковного образования. У нас в Луганске есть богословский университет и крупнейшая в Украине православная гимназия. Оба учебных заведения мы будем поддерживать и развивать. Образование — это важный элемент процесса духовного возрождения.

Очень остро стоит проблема наркомании и алкоголизма. Церковь, безусловно, должна уделять внимание людям, страдающим этими зависимостями, и заниматься их реабилитацией. Мы будем искать возможность работать с этими людьми.

— В России некоторые священники проводят миссионерские литургии. Как вы относитесь к этой идее?

— Мне известна так называемая «миссионерская» Литургия. Это хорошая идея. У нас есть образованные священники, которых я намерен благословить совершать такие Литургии в Луганске.

Кроме того я считаю очень важным создание при приходах групп по изучению Священного Писания. Это будет способствовать духовному развитию людей.

— У вас в епархии служит известный проповедник, работающий в сети Интернет — протоиерей Александр Авдюгин. Как вы относитесь к его деятельности?

— Положительно. Сегодня молодежь очень много времени проводит в Интернете. И многие из молодых людей заходят на его страницу, читают полезное о Христе и христианстве, что можно только приветствовать. По Интернету можно и пообщаться с отцом Александром, и задать ему вопрос, и получить ответ.

О ПОЛИТИКЕ И МАССМЕДИА

— Расскажите, пожалуйста, пытаются ли священников вашей епархии втянуть в политическую деятельность?

— За четыре месяца моего пребывания в Луганской епархии таких случаев не было. Скажу по опыту пребывания в Белоцерковской епархии, что к нам обращались представители политических сил с незаконной просьбой помочь в предвыборной агитации, а здесь — нет.

— Последнее время участились нападки на Церковь. В частности, протестуя против сращивания Церкви и власти, против роскоши духовенства, организация Femen устроила акцию спиливания крестов. Как вы относитесь к этому?

— Спиливание крестов — это ужасный и, главное, бессмысленный поступок. Говорят, что Церкви так отомстили за то, что духовенство ездит на дорогих машинах и ведет себя неподобающе. Но, какое отношение поклонный крест, установленный в память жертв сталинских репрессий, имеет к дорогой машине епископа или священника?

Прежде всего, смотреть нужно на самих себя. И обличать в грехах тогда, когда ты сам безгрешен. Поэтому логики в этом поступке нет. Зато есть пиар собственной организации.

Еще я хотел бы коснуться другого аспекта. То, что произошло, свидетельствует о духовно-нравственном падении части нашего общества. В этом есть вина всех. А для нас это свидетельство того, как много надо сделать, чтобы духовно возродить общество.

О РОСКОШИ

— Судя по реакции общества, наличие дорогих автомобилей и мобильных телефонов смущает не только Femen, но и представителей светских СМИ. Многие упрекают духовенство в роскошной жизни. Ведь Апостол Павел говорил «не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить немощного брата своего». Может, стоит кому-то из нашего духовенства сказать себе «не буду соблазнять немощных братьев дорогими машинами»?

— Я не хочу идеализировать наше священство. Это люди со своими немощами и недостатками. Конечно,кое-кому из священников и епископов стоит помнить, что мы должны давать пример для паствы своей жизнью. И нам надо отказаться от всего, что подает соблазн верующим.

— И последний вопрос к Вам, как к главе отдела внешних церковных связей. Как вы относитесь к принятым Верховной радой изменениям в закон «О свободе совести и религиозных организациях», значительно усложняющих процедуру регистрации новых церковных объединений и перерегистрацию существующих?

— На наш взгляд, этот закон не нужен. Для верующих людей его принятие — повод для смущения и недоверия к власти. Поэтому Украинская Православная Церковь в рамках Всеукраинского совета церквей выступила против этого законопроекта и призывает Президента наложить на него вето.

Беседовали Олег Гавриш, Владислав Головин