Брачный пир. Неделя 14-я по Пятидесятнице

400 просмотров
Царство Небесное подобно человеку царю который сделал брачный пир для сына своего...
Царство Небесное подобно человеку царю который сделал брачный пир для сына своего...

Как обычно бывает в притчах Христовых, так и в сей охвачена вся история человечества от начала до конца.

Ученые люди трудятся над написанием огромных и труднопонимаемых книг, пытаясь разъяснить историю человечества, и вместо того еще больше запутывают нити, рвут ткань и смешивают понятия.

А Христос одною простою и краткою притчей сказал всё, ясно и понятно. Воистину никогда человек не говорил так, как Этот Человек (см.: Ин 7, 46).

Царство Небесное не может быть выражено словами — его можно лишь уподобить чему-либо, существующему в сей жизни. Кроме всего прочего, его можно уподобить и брачному пиру.

Свадьба — является для людей радостным событием, а Царство Небесное — есть сама радость. Потому Царство Небесное и уподобляется свадьбе. Человек царь — есть Сам Бог, а сын Его — Господь наш Иисус Христос. Женихом Его назвал еще Иоанн Креститель (см.: Ин 3, 29), и Сам Господь это подтвердил (см.: Мф 9, 15).

Вся история человеческая от изгнания Адама из рая до Пришествия Христова — есть приготовление душ человеческих  к брачному пиру Сына Божия; приход Христа в мир — есть истинное начало свадебного веселия; и все время от Его Пришествия до конца времён — есть продолжение в мире этой свадьбы.

Господь открыл нам Свою радость,  пришел на эту землю и всю ее так полюбил, что если мы с Ним были бы, она вся была бы наша. Но не собственнически, не так, как хозяин переживает обладание землей, а как художник видит красоту и, свободный от обладания, ликует об этой красоте.

Господь вошел в жизнь, и творит дело, и зовет нас стать участниками этого дела, дела преображения жизни, преображения мира, превращения земли в Царство Небесное; но это требует большого сердца и широко раскрытой любви; это требует, чтобы не только свое, но и чужое дело считать своим, чтобы так открылась наша душа, что дело Божие стало бы нашим делом и чтобы мы могли забыть свои поделки для большого дела Божия.

И у каждого из нас сердце раскрывается любовью к кому-нибудь, а Господь нам говорит: Твое сердце слишком узко, слишком узко сердце твое, открой его шире, полюби любимых и нелюбимых, полюби своих, но также и чужих, полюби жертвенной любовью, способной себя забыть…

Но этого-то ни мы, ни люди, описанные в притче, не умеем сделать: именно себя забыть не умеем, и ждем, чтобы нас забыла земная радость для того, чтобы вспомнить о радости небесной. И проходит жизнь, и проходим мы мимо жизни – потому что мы могли бы и теперь этой жизнью жить.

Господь нам говорит: Ищите прежде всего Царство Небесное, но Он не прибавляет: А другое все будет у вас отнято; наоборот, Он говорит: Все остальное приложится к тому…