Чудесное насыщение народа пятью хлебами

605 просмотров

Среди множества чудес, которые совершил Господь во время Своей земной жизни, чудесное насыщение пяти тысяч человек пятью ячменными хлебами и двумя рыбами имеет особое духовное значение.

О нем повествуют все четыре евангелиста. Событие это находится в преемственной связи с некоторыми ветхозаветными чудесами (Исх.16:3; 3Цар.17:8-16; 4Цар.4:42-44). Люди Израиля, жившие ожиданием Избавителя, верили, что Мессия даст новую манну. Сугубая значимость этого чуда была в том, что оно символически указывало на будущее таинство святой Евхаристии, которое Господь установил на Тайной вечере.

Чудесное насыщение народа пятью хлебами
Чудесное насыщение народа пятью хлебами

Св. евангелист Иоанн Богослов сообщает важную хронологическую подробность: Приближалась же Пасха, праздник Иудейский (Ин.6:4). Когда люди по тогдашнему восточному обычаю возлегли для вкушения пищи, Спаситель воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы (Мф.14:19).

Формула благословения, основывалась на Лев.19:24 и Втор.8:10. Ее произносили с древности: «Благословен Ты, Господи Бог наш, Царь вселенной, Который выводишь хлеб из земли». Однако еврейские и греческие слова (бэрах иэвлогиа), обозначающие «благословение», могут также употребляться в значении «благодарить», а также «восхвалять», «прославлять».

Таким образом, здесь мы видим прообраз Евхаристии — Таинства Тела и Крови Христовых. Желая насытиться Небесным Хлебом, мы тоже приносим в церковь то, что у нас есть: жалкое подобие Небесного Хлеба, хлеб земной, «просфору» (что значит «приношение»). Священник, возложив этот хлеб на жертвенник, молится обо всех нас.

И затем, молитвенно вспомнив Господни обетования, просит, чтобы Он и на этот раз пресуществил хлеб в Свое Пречистое Тело, и вино – в Свою Пресвятую Кровь. И через того же священника церковному народу возвращается не количественно умноженное, но качественно Иное. И мы благоговейно вкушаем этот дар «во оставление грехов и в жизнь вечную».
Господь сотворил даже так, что оказался избыток, и избыток не в цельных хлебах, а в кусках, чтобы показать, что это точно остатки от тех хлебов, и чтобы не находившиеся при совершении чуда могли узнать, что оно было. Для того Христос попустил народу почувствовать и голод, чтобы не принял кто чуда за мечту; для того сделал остатков двенадцать кошниц, чтобы и Иуде было что нести. Господь и без хлебов мог утолить голод, но тогда ученики не познали бы Его могущества, потому что это было и при Илие.

А за это чудо иудеи так удивились Ему, что хотели сделать даже царем, хотя при других чудесах никогда не покушались на то» (Святитель Иоанн Златоуст. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа XLIX). Как ясно делается при виде такого чуда, что справедливо сказал один из наших современных богословов, что все, что мы есть, и все, что у нас есть, — любовь Господня, и что самая пища, которую мы вкушаем, это Божественная любовь, превращенная в снедь.

Можно было бы прибавить, что и воздух, которым мы дышим, и здоровье, которое у нас есть, и самая наша жизнь — это Божественная любовь воплощенная, вещественно выраженная, вещественно нам преподаваемая. А мы так мало чувствуем в себе благодарности… Нам нужно очень многого, чтобы у нас сердце дрогнуло, чтобы навернулись слезы на глаза, чтобы трепет пришел в нашу душу, и чтобы мы сказали: Господи! Спасибо!… А вместе с этим мы могли бы быть благодарны и изумлены каждый час и каждое мгновение нашей жизни.

«Человечество Иисуса Христа есть полный сосуд Божественных даров, которые при едином прикосновении преливаются из него; есть устие Божественнаго источника, в котором вся внутренняя и сокровенная полнота животворящей силы Божией становится приступною и удобоприемлемою; есть оный, пророком Исаиею в таинственном откровении виденный, горящий угль (Исаии. VI. 6), который, чрез одно прикосновение к устам Пророка, все существо его проникнул своею огненною силою, и очистил, и освятил его.

Приложим сии понятия к описанным в Евангелии действиям Иисуса Христа – и мы точно найдем в сих действиях возвещаемое Апостолом исполнение Божественных сил, наполняющих самую телесность Богочеловека, и на все от нея преизливающихся.

Он приемлет в руки хлебы, и Его неоскудевающее исполнение творит пять хлебов достаточными для пяти тысяч народа. Он берет брение, и Его вседействующее исполнение сообщает сему брению силу отверсти очи слепому. Он прикасается мертвому, и Его животворящее исполнение возбуждает жизнь угасшую.

Он получает от жены кровоточивой прикосновение только к краю ризы Его, и Его безпредельное исполнение достигает ея чудотворною своею силою, и абие ста ток крови ея, – она исцелела. Чудесное насыщение народа пятью хлебами

Видите из сего, христиане, что Бог во Христе не держит, так сказать, заключенною, а отверзает щедрую руку Свою для всякаго требующаго; что всякое исполнение благодати Божией чрез Христа непрестанно готово наполнить всякий недостаток, исцелить всякую немощь, очистить всякий грех человеков.» (Святитель Филарет Московский)

Пять служебных просфор для Евхаристии
Пять служебных просфор для Евхаристии

Во все периоды истории у Церкви были свои чудотворцы. В IV веке — святитель Николай, а рядом с нами — преподобный Серафим, святой праведный Иоанн Кронштадтский, праведная Матрона, святые Царственные мученики, святитель Иоанн Шанхайский. Для многих из нас это имеет важное значение. В чудесах святых угодников мы видим знамение Божественной силы Христа.

Через них являет свою неоспоримую власть Начальник жизни нашей. Однако реакция на чудеса нередко бывает ложной. Апостолы Павел и Варнава во время своих миссионерских путешествий совершали множество исцелений, являя силу Воскресшего Христа. Но народ не всегда понимал, что эти чудеса значили. Они с восторгом смотрели на апостолов, но не веровали. Они готовы были обожествлять их. Сам Христос встречался с подобным непониманием.

После чудесного умножения хлебов Он принуждён был уклоняться от венчания Его на земное царство. Из десяти исцелённых Им прокажённых только один исповедал веру в Сына Бога Живого. Множество болящих прикасались к Его одежде, как кровоточивая жена, но не все из них слушались Его слов. Мы должны понять, что чудеса — это не всё. Они не дают веры автоматически.

Явление самых ярких внешних чудес не обязательно открывает внутреннее зрение. Вера не есть плод чудесных видений и исцелений. Ни один из апостолов не последовал за Христом только потому, что был поражён чудом. Их вера рождалась ответом на чудо, когда Господь звал их следовать за Ним. Их вера возрастала, когда Он объяснял им притчи. Она утверждалась сокровенным присутствием с ними Воскресшего Христа даром Духа Святого. Она разгоралась, как пламя от сильного ветра, среди великих испытаний…