Животворящему Кресту Господню полагается почитание и поклонение не по веществу, но по образу, то есть, не веществу Креста Господня, дереву, или золоту, или серебру, или камню достойно поклоняться, но содержанию образа, то есть, поскольку святой Крест представляет нашему зрению тайну нашего спасения и Самого распятого за нас Христа, во ум и память приводит и само животворящее Крестное древо, освященное прикосновением Пречистой Плоти Христовой и обагренное Его Честной Кровью, он достоин большей чести, чем другие Кресты, созданные по подобию первого.

(Митрополит Стефан (Яворский). Камень веры)

Если нам откроется смысл Креста, жизнь перестанет быть унылой. Мы увидим, что она непостижимо значительна. Перед мужеством умирающего на Кресте Господа исцелимся от нашей теплохладности. Невозможно быть таким христианином, который ищет от Бога только сладких утешений или полагает, что Бог должен навести порядок на земле, вместо того, чтобы быть по-прежнему распинаемым на Кресте.

Поклонимся Кресту, чтобы следовать за Господом

Поклонимся Кресту, чтобы следовать за Господом

Всякая подлинная духовная жизнь вдохновляема Крестом. Единственный критерий подлинной духовности — Крест. Все, что упраздняет Крест или искажает его, — подмена и ложь.

Поклонимся Кресту Христову. На нем явлена любовь Божия, которая уважает достоинство человека, не насилуя его свободу. Господь связан по рукам и ногам. Он ждет свободного согласия человека. Он влечет к Себе сиянием любви, но не принуждает никого любить Его.

Поклонимся Кресту, чтобы следовать за Господом. Он научает подлинной любви, которая идет до полной отдачи своей жизни. Крест и Воскресение — единая тайна Пасхи, о которой Христос говорит как о Своей славе. «Ныне прославился Сын Человеческий», — возвещает Он, вступая в Свои Крестные Страдания.

Крест — знамя славы, потому что означает победу над грехом. Им исцеляется непослушание Адамово. Сын Человеческий «был послушен до смерти крестной», и диавол был посрамлен. Безмерное смирение Сына Божия сокрушило гордыню князя тьмы. Крест — знамя славы, потому что являет победу Христа над смертью. Он вольно предал Себя ей и восстал из гроба, Первенец из мертвых. Смерть покорилась Начальнику жизни, и для всех людей родилась надежда избавиться от ее когтей.

Крест — знамя славы Божией, потому что открывает безмерную любовь Бога к человеку. Мы видим бесконечное милосердие Отца. «Не послал Бог Сына Своего судить мир, но чтобы спасен был Им мир». Крест дает нам узнать всемогущество любви и прощения. Если бы не было Креста, как поверили бы мы в любовь Божию среди невыносимого торжества зла, когда мы искушаемся бунтом?

Крест — знамя славы, потому что являет нам любовь Пресвятой Троицы. Христос на Кресте показывает эту непостижимую любовь к Своему Отцу: «Да будет воля Твоя!» Это слово Его от вечности обращено к Отцу. Точно также Отец, Который дал нам Сына Своего Единородного, участвует в Его Кресте. И являет жизнь Пресвятой Троицы: от вечности Он отдает Себя Сыну.

Крест — знамя славы, потому что дает смысл существованию нашей планеты. У Креста всё обретает первоначальное значение. Крест воздвигается над миром и озаряет светом всю землю. Он возвещает о любви, этой первой и главной ценности, которая не дает миру погибнуть в страшной апокалиптической бездне, разверзающейся на наших глазах.

Доныне Христос наготует и страждет, и паки распинается грехами мира. И Крест показывает, в каком направлении должно идти человечество. Будем идти путем Его любви, которая есть радостное послушание воле Божией: «Да будет воля Твоя, да приидет Царствие Твое», — принимая все как из рук Божиих, страшась прикоснуться всему, что может лишить нас Его славы.

Протоиерей Александр Шаргунов,
настоятель храма свт. Николая в Пыжах

И так, напомнив, что Господь пришёл призвать не праведников, но грешников к покаянию, Церковь сегодня выносит перед нами святой крест. Дважды в году совершается торжественный вынос креста из алтаря на середину храма: в день Воздвижения и сегодня, в Крестопоклонную неделю. Но тогда он воздвигается над людьми, торжественно и победоносно. А сегодня он — «полагается» пред нами.

Преступника сначала клали на лежащий крест и прибивали гвоздями, а потом этот крест уже поднимали. Итак, крест лежит посреди храма. И из недр этого креста, как из неопалимой купины, звучит слово Божие: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною». Причем, всякого «себя»: не только плохого, но и «хорошего». И своих грехов, и своей праведности, и своих страстей, и своих заслуг…

Кресту Твоему поклоняемся Владыко

Кресту Твоему поклоняемся Владыко

А чтобы отвергнуться себя, надо сначала придти в себя, как пришел в себя блудный сын (Лк. 15, 17). Вот он возвращается — грязный, все промотавший. Он идет пользоваться тем, что за это время преумножено его отцом и братом. Он идет положить к ногам отца свое сыновство, и просить милости быть хотя бы наемником в его доме. Он распял не только свои страсти и свои былые влечения, но и свое достоинство, свою гордость.

Но и чтобы простить, тоже надо себя распять. И отец тоже это делает. Но не в ответ на самораспятие сына. Любовь отца еще раньше, изначально распята, сердце его давно открыто, лишь бы сын вернулся. Не смог себя распять лишь старший брат. Не смог отвергнуться себя, такого хорошего, преданного, никуда не уходившего и ни копейки не промотавшего. Он презирает и просящего прощения брата, и так легко прощающего отца. Он вполне человек мира, человек «рода сего».

В «роде сем» человек, это звучит гордо! Род сей говорит: как ты можешь унизиться и просить прощения? Как ты можешь вот так легко прощать? И даже просто носить на груди крест в «роде сем» стыдно: значит, показываешь свою слабость, что сам на себя не надеешься. Да и надеешься-то на кого? На того, кто сам себя не мог защитить. А Господь говорит: «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами».

Человек приходит в себя, когда осознает, что именно ему, и никому другому предназначен этот лежащий посреди храма крест. Казалось бы, как никогда приблизились страдания. Но на самом деле «ныне ближе к нам спасение». Казалось бы, пришла ночь смерти, но на самом-то деле «ночь прошла, а день приблизился», и «наступил уже час пробудиться нам от сна». (Рим. 13, 11—12). И не взяв креста, невозможно «получить милость и обрести благодать для благовременной помощи».

Потому что лежащий перед нами крест, это одновременно и — тот самый жертвенник, на котором Первосвященник великий прошел небеса с приношением Своей безгрешной плоти. И слово Божие побуждает приступать «с дерзновением» к этому «престолу благодати». Потому что этот Первосвященник может и «сострадать нам в немощах наших», так как Он, «подобно нам, искушен во всем, кроме греха»…

В Евангелии от Луки читаем глубоко важное слово Христово: «…терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19). О, Господи наш, Господи! Что говоришь Ты!? Неужели так огромно, так безмерно значение добродетели терпения, что она может даже спасать души наши?

Если, по слову Христову, так спасительно терпение, то его можно поставить рядом с царицей всех добродетелей – смирением, рядом с кротостью, и надо нам глубоко вдуматься в слово Господне о терпении. Постараемся же по мере нашего слабого ума понять значение слов Христовых.

Для этого нам нужно вспомнить, что человек состоит из духа, души и тела, и что все тяжелое в жизни нашей – болезни, скорби житейские, обиды и оскорбления – все переносим мы этим трехчастным естеством нашим – и духом, и душею, и телом.

Кресту Твоему поклоняемся Владыко

Кресту Твоему поклоняемся Владыко

Физические боли, страдания от болезней воспринимаются, нередко в сильнейшей степени, душой и духом нашими. Наш мозг и вся нервная система заведуют всеми нормальными и болезненными процессами в теле нашем, регулируют и координируют их. А дух наш властвует и над душой.

В житиях святых мучеников Христовых мы с изумлением читаем, как легко и спокойно переносили они невообразимо страшные мучения и пытки. Это непонятно материалистам, и они считают это баснями, а мы знаем, что дух мучеников, пламеневший безмерной верой во Христа и любовью к Нему, имел огромную власть над телами их и мог могущественно смягчать их страдания.

Знаем, что в современной медицине немалую роль играет так называемая психотерапия, т.е. словесное, психическое воздействие на больных, нередко могущественно и благотворно влияющее на течение болезни. Если так велико и благодетельно было воздействие терпения святых на их мучения, то неверие, ропот на Бога, вопли и крики грешных людей только усиливают страдания их.

А нам, христианам, когда постигнет нас мучительная болезнь, и прежде всего вспоминаем мы о врачах и лекарствах, не лучше ли первым делом вспомнить о долготерпеливом Господе нашем Иисусе Христе, Которого пророк Исаия называет Мужем скорбей и изведавшим болезни?

То же скажем и о перенесении обид. Умеем ли мы, как должно и угодно Богу, переносить наносимые нам обиды и оскорбления?

О нет, к стыду нашему, нет. Даже в нашей христианской среде видим мы, как часто бывает, что не стяжавшие добродетелей смирения и терпения отвечают на обиду обидой, на оскорбление – оскорблением. И ссора все больше и больше разгорается и доходит до драки, и даже кровопролития.

А молчаливое, спокойное перенесение обид всего лучше защищает от обидчика. Ничто так не удерживает обижающих, как кроткое терпение обижаемых.

Терпящих обиды защищает Бог. Да, следует брать пример с большинства наших современников, придающих большое значение укреплению и усилению тела физкультурой. Но нам нужно неустанно заботиться не столько о культуре тела, сколько о совершенстве духа, в котором большая роль принадлежит упражнениям в терпении, в безропотном терпении даже тяжелых болезней, в благодушном перенесении обид и оскорблений, в обуздании злоязычия, в приобретении великой добродетели терпения.

Будем помнить завет Апостола Петра в его первом соборном послании о подражании Господу Иисусу Христу, Который «будучи злословим… не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному. Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Пет. 2, 23-24).

Напомню вам также слова Апостола Павла в послании к Евреям, в котором он говорит о тех тяжелых страданиях в преследованиях, которые терпели великие праведники. Из них «…иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли…

Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия. Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими» (Евр. 11, 35-38; 12, 1-3).

Свою проповедь закончу добрым пожеланием Апостола Павла: «Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово» (2 Фес. 3, 5). Аминь.

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), 1958 г.