Память святых мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии

654 просмотров
Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и София
Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и София

Кто не знает этого сочетания имен: Вера, Надежда, Любовь и мать их Софья? Мать, которая проводила своих дочерей на смерть, а после скончалась на их могиле. Их история внешне — сюжет для фильма ужасов. С точки зрения внутренних переживаний — пример христианского представления о жизни. Парадоксальный, не вяжущийся с мирской идеей о нормальном поведении. Как и многое, что взято из учения Христа.

Непостижимо для нас мужество и сила духа этих девочек и матери их, которые воистину были облечены «силою свыше» (Лук.24:49) и показали нам поразительный пример стояния за Истину. Как велика была их вера, как крепка надежда и как глубока любовь!

В подвиге святых великомучениц снова показывает нам Господь великую силу Свою, которую Он дарует избранным Своим, «немощным мира», посрамляющим властителей и повелителей мира сего (См. 1Кор.1:27).

Дай Бог и нам научиться такой немощи, в которой совершается «сила Христова» (2Кор.12:9) и прославить Бога, как прославили Его святые мученицы…

И так, во втором веке от Рождества Христова в Риме жила итальянка София. В то время Рим — богатейшая столица империи, подавляющее большинство жителей которой поклоняются языческим богам. Улицы украшают великолепные храмы и алтари, дома «охраняют» изваяния божеств и разнообразные талисманы.

Всего сто лет назад в городе был грандиозный пожар. Немногие решаются говорить о том, что его устроил тогдашний император — Нерон. Проще поверить в то, что это дело рук новых странных сектантов — христиан. И римляне верят, но при этом почти не представляют, что такое христиане, — может, это одно из многочисленных ответвлений иудаизма. Неизвестно, чем они занимаются на своих собраниях, они крайне подозрительны, поэтому стража их преследует. Эти люди гибнут в тюрьмах и на аренах цирков, но с каждым днём их становится все больше…

Верующие во Христа стойко исповедуют свою религию и умирали с именем Иисуса Христа на устах, не отрекаются от Него перед лицом самых страшных телесных страданий. Принять мученическую смерть — значит  уподобиться Христу, удостоиться великой чести пострадать за своего Спасителя. Они знают, что их ждет истинная награда на небесах. Их смерть — лишь мгновение, но оно послужит примером и основанием веры остающимся в живых сестрам и братьям.

И вот в Риме живет женщина по имени София. Она крещена, и крестила троих дочерей. Ее муж умер, и ей приходится воспитывать девочек одной. Это нелегко, но на старается изо всех сил, чтобы дать дочерям истинно христианское воспитание и насколько возможно укрепить их в вере.

Даже имена трёх сестер обозначают названия важнейших христианских добродетелей — Веры, Надежды и Любви. Наверное, это каждый день напоминает девочкам о том, какие качества нужно в себе воспитывать.

Эта семья обращает на себя  внимание. Еще бы! В ней целых три дочки, которые вот-вот станут невестами (старшей уже исполнилось 12 лет, средней — 10. а младшей — 9).

Они привлекательны внешне, талантливы, много читают (правда, не все соседи знают, что изучают они и апостольские и пророческие книги).

В один прекрасный день о Софии и ее дочерях рассказали императору Адриану. Это был жестокий правитель, ревностный язычник, и он терпеть не мог христиан.

Император пожелал немедленно видеть Софию и ее дочерей во дворце. Вряд ли кто-то мог противиться приказу правителя, и уж тем более слабая женщина, у которой не было даже мужа, который мог ее защитить. София повинуется приказу императора, умоляя Бога о том, чтобы он не оставил их в этот трудный час.

Она понимает, что император непременно поинтересуется, каким богам приносят жертвы она и ее дочери. Она не собирается лгать и прекрасно понимает, что последует за ее правдивым ответом.

Но она не бежит, не просит Бога избавить её семью от мучений, а просит только о том, чтобы Господь укрепил ее сердце и сердца ее дочек и и не дал им испугаться страданий и смерти. Ведь даровал же Всемогущий эту милость сотням их истерзанных и замученных единоверцев!

И вот желанная для многих граждан империи аудиенция во дворце. Светский разговор, вопрос о вере и ответ Софии:

— Я христианка — вот то драгоценное имя, коим я могу похвалиться.

Фактически этими правдивыми словами римлянка подписывает себе и дочерям смертный приговор. Но император Адриан «оказывает  милость», отправив их погостить у  одной знатной женщины по имени Палладия и надеясь, что своим красноречием и хитростью она сможет убедить христианок отречься от своей веры.

Но у Палладии София день и ночь поучает дочерей и утверждает в вере. Что бы сделала на её месте «мирская» женщина? Решилась бы на побег или подкуп? А может, ради нескольких десятилетий жизни, солгала бы императору, принесла бы  на алтарь Юпитера или Юноны положенные жертвы и переехала в другой город?

Но для Софии ложь неприемлема. Как она после станет смотреть в глаза тем, кого день за днем называла братьями и сестрами во Христе? Какими словами оправдается перед Господом после своей смерти? Как сможет одним словом и поступком перечеркнуть всю свою жизнь, все воспитание девочек? Какой пример подаст недавно крестившимся людям? Неужели из-за нее и ее дочерей христиан обвинят в неверности своему Богу?

И вот мать, которая всегда заботилась о своих дочерях и дала им жизнь, теперь готовит их к смерти и желает их смерти.

— О, дочери мои прекрасные! Вспомните мои болезни при рождении вашем, вспомните труды мои, в коих я вскормила вас, вспомните слова мои, какими я учила вас страху Божию, и утешьте мать вашу в ее старости вашим мужественным исповеданием веры во Христа. Для меня будет торжество, и радость, и честь, и слава среди всех верующих, если удостоюсь я именоваться матерью мучениц, если я увижу ваше доблестное за Христа терпение, твердое исповедание Его святого имени и смерть за Него.

Мцц. Вера, Надежда, Любовь и София. Икона. Москва. XV в.
Мцц. Вера, Надежда, Любовь и София. Икона. Москва. XV в.

С трудом можно представить себе, как разрывалось сердце матери, когда она произносила эти слова! Трудно, почти невозможно вынести телесную смерть своего ребенка, особенно когда знаешь, что в твоих силах предотвратить ее.

Но гораздо страшнее для Софии возможность духовной смерти хотя бы одной из дочерей, если бы она побоялась страданий и отреклась от Христа.

Воспитанные на Священных книгах и твердые в вере, девочки дочери поняли свою мать. Возможно, иногда она оставляла их, чтобы в одиночестве поплакать, помолиться Господу и укрепить саму себя, чтобы не поддаться искушению и не отступить от веры. И тогда сестры разговаривали между собой, укрепляя друг друга.

Мать и сестры до конца остались едины в своей вере. Они действовали в любви и взаимопонимании, и в этом была их несокрушимая сила.

Когда они снова пришли во дворец, Адриан решил поговорить с каждой девочкой отдельно. Он видел (и наверняка это подтвердили рассказы Палладии), что София точно не отречется от Христа. Но ведь её дочери еще малы, и их легче будет уговорить или в крайнем случае запугать. К тому же легче переломать отдельные соломинки, чем разломить целый веник.

Сперва правитель говорил со старшей — Верой. Она отказалась принести жертву богине Артемиде, и император велел пытать девушку. Ей отрезали груди, но вместо крови из них истекло молоко. Вера не отреклась. Её положили  на раскаленную железную решетку, но молитва спасла ее от ожогов. Бросили в котел с кипящим маслом и смолой — и оттуда она, исцеляемая Господом вышла невредимой. Тогда император велел ее обезглавить.

Перед смертью девушка просила помолиться за нее и напомнила сестрам, что у них одна мать и один Отец и что они тоже должны быть мужественны.

— Пусть буду я для вас примером, дабы и вы обе шли за мною к призывающему нас Жениху нашему.

Потом была очередь Надежды. Сначала е бросили в огонь, из которого она вышла невредимой, а потом повесили на дерево и стали строгать тело железными когтями.

— Христос моя помощь. и я не только не боюсь муки, н желаю ее, как сладости райской… Тебя же, мучитель, ожидает мука в геенне огненной вместе с бесами, которых ты почитаешь за богов, — говорила девочка и молилась.

Адриана задели эти слова, и он велел снять Надежду с дерева и бросить в котел, как Веру. Но едва мучители подошли к котлу, как он растопился, и кипящие смола и масло обрызгали самих мучителей Надежды.

Разъяренный император велел отрубить Надежде голову. Как и старшая сестра, девочка попросила мать молиться за нее и, поцеловав на прощанье младшую сестру, сказала:

— Не оставайся здесь ты, сестра, предстанем вместе перед Святою Троицею.

Адриан не пощадил и Любовь, которая была совсем ребенком. Сначала ее растянули на колесе и били палкой, потом бросили изуродованную малышку в печь. По Божией благодати с неба снизошла роса, которая потушила огонь. Причем искры с силой  вылетели из печи и обожгли бесчеловечного императора.

В отместку он велел сверлить тело девочки железными буравами и, наконец, обезглавить.

Софии же Адриан «милостиво» даровал жизнь. Она молча забрала тела своих дочерей и с почетом похоронила на холме за городом. Три дня София провела рядом с могилой, молясь Богу и благодаря Его за то, что Он укрепил ее дочерей и не дал отречься от веры, и скончалась. Христиане погребли ее тело рядом с дочерьми.

София не претерпела телесных страданий, но можно представить себе, как терзалось её сердце, когда  она видела муки любимых дочерей и боялась, как бы они не отступили от Христа.

«…Эти подвиги превосходят всякое естество и всякий порядок вещей, чтобы ты убедился, что это — дела благодати Божией», — писал Иоанн Златоуст о пытках, которым подвергали христиан.

Матери и трем сестрам удалось вынести эти муки и до конца остаться верными христианками. К этому подвигу их подготовило мудрое воспитание матери. Удержаться помогла искренняя вера, крепкая надежда и нелицемерная любовь. Четыре добродетели, имена которых носили эти мужественные христианки.

МУЧЕНИЦАМ ВЕРЕ, НАДЕЖДЕ, ЛЮБВЕ И СОФИИ
Тропарь, глас 4

Торжествует Церковь первородных, / и свеселится приемля матерь о чадех веселящуюся, / яже, яко мудрости тезоименитая, / тройственным богословским добродетелем равночисленныя породи. / Тыя с мудрыми девами зрит уневестившияся Жениху Богу Слову. / С нею и мы духовне в памяти их свеселимся, глаголюще: / Троицы поборницы, / Веро, Любве и Надеждо, / в вере, любви и надежде утверждайте нас.

Кондак, глас 1

Софии честныя священнейшия ветви / Вера и Надежда и Любовь показавшеся, / мудрость обуиша еллинскую благодатию, / и пострадавше, и победоносицы явившеся, / венцем нетленным от всех Владыки Христа увязошася.