Перед Воздвижением Креста Господня. Крест — есть жертвенник

543 просмотров

Праздник Воздвижения, посвященный Кресту Христову, выражает литургический (богослужебный) аспект почитания христианами Голгофского Креста как орудия спасения человечества. Название указывает на торжественное поднятие Креста вверх («воздвижение») после обнаружения его в земле. Это единственный двунадесятый праздник (т. е. один из двенадцати величайших праздников годового цикла), исторической основой которого явились не только новозаветные события, но и более поздние – из области церковной истории.

Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня
Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня

Рождение Богоматери, праздновавшееся шестью днями ранее, – преддверие тайны воплощения Бога на земле, а Крест возвещает о Его будущей жертве. Поэтому праздник Креста Промыслом Божиим тоже стоит в начале церковного года (14/27 сентября).

Господь Иисус Христос на кресте был жертвой за спасение рода человеческого. Поэтому, крест — есть жертвенник, на котором принесена Всемирная искупительная Жертва. Крест — есть видимое выражение верований христианина, есть самый краткий наш символ веры. Символ — есть знак, знамя нашей веры. Под этим знаком, знаменем — воины равноапостольного царя Константина одержали блестящую победу.

Крест — знамя христианина. Под этим знаменем победы проходит вся жизнь христианина. И ныне христиане терпят поражение, потому что забыли свое знамя, осквернили его небрежным маханием рукою и затоптали в грязь, совершая дела греха и злобы с крестом на груди.

Ин., 9 зач., III, 13-17: Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.

Данный евангельский отрывок взят из разговора Никодима с Иисусом. Никодим, член синедриона в Иерусалиме, как и некоторые другие законоучители, считал Иисуса Учителем и Пророком. Он был одним из немногих, в сердца которых вошли слова Христа и дали свои всходы.

В разговоре с Никодимом Иисус открывает ему еще большую тайну, чем ту, которую он уже познал в своем сердце. Тайну боговоплощения. Говоря не просто о Боге, а о Сыне Человеческом, сущем на небесах, т.е. всегда существующем и властвующем, Иисус дал понять Никодиму, что обещанный Мессия пришел, ибо Сын Человеческий в Его словах есть уже «сшедший с небес».

Впоследствии эти слова станут оплотом веры, когда появятся разные еретические учения. Так, маркеллиане отрицали вечную ипостась Сына Божия, считая, что с наступлением конца мира будет конец Царства Христова, Его бытия. Здесь же указанием на такое свойство Божие как «сущий», Господь указывает, что Сын человеческий, имея тело, остается сущим на небесах, т.е. существует самым полным и совершенным образом как самый настоящий, истинный Бог.

Фотиниане видели во Христе простого человека, в котором обитало Божество, поэтому Он также не был для них вечным. Блж. Феофилакт Болгарский отмечает: «здесь говорится, что с неба сшел «Сын Человеческий», потому что Он одно Лицо и одна Ипостась. Потом, чтобы ты, услышав «сшедший», не подумал, что сшедший уже не находится на небе, говорит: «сущий на небесах». Итак, услышав, что сшел, не подумай, что Я не нахожусь там; но Я и здесь присутствую телесно и там восседаю со Отцом по Божеству».

До того, как Сын Человеческий вознесся на небеса, в аду пребывали все души, потому и сказал Иисус Никодиму, что никто из людей не восходил еще на небо. Но как только Христос выведет праведных из ада, с того момента откроются врата в Жизнь Вечную для верующих в Него. Открыть же врата ада было невозможно иным путем как через крестную смерть. Вернее, мог, конечно, всесильный Бог, вывести праведных из ада силой власти Своей, но Христос показал, что именно сам человек силой Божьей может открыть себе врата в жизнь вечную, совершая праведные дела.

Потому Он, всемогущий Бог, принял естество человека, чтобы обожить естество и через крестную смерть Одного спасти всех. Смерть Сына Человеческого по плоти, сшедшего во ад как и все души, стала жизнью, а воскресение плоти на третий день стало даром, который воспринял Отец Небесный от лица рода человеческого в Лице Сына Своего, потому как с момента боговоплощения Божественный Логос, Слово Божие, есть Сын Человеческий сущий на небесах.

Почему же, — скажите вы, — праведные души не могли выйти сами из ада, ведь они творили праведные дела? Потому что естество их еще не было обожено. Это стало возможным лишь тогда, когда Сам Христос благодатью Духа Святого освятил Светом Истины их души. С этого момента был прощен прародительский грех – вкушение яблока, происшедшего из жажды знания быть как Бог. Но если тем вкушением человек потерял истинное видение духовной сущности, то приобщением ко Христу человеку вернулось совершенное познание Истины. Оставив же свободной волю человека, Господь открыл путь в Царство Небесное лишь тому, кто хотел следовать за Ним, что означает в духовном плане следование тем заповедям, которые оставил нам Господь. Поскольку же таких желающих оказывается разное количество, то ад и рай существуют вечно для праведных и злых. Но возможность исправления есть лишь у живущего на земле, поэтому надо стараться в этой жизни следовать за Христом.

Каждый из нас в своей жизни несет свой крест, словно идя на Голгофу. Каждый учится в этой жизни чему-то через терпение, страдания ради бесконечной любви к Богу и людям. Как только же эта любовь направляется на себя, не взирая на других, злые духи сковывают волю человека, внушая ему чуждые мысли. Воспоминание же крестной смерти Спасителя возвращает человека в сознание, смирением расторгая узы ада.

Наш нательный крест – тоже символ, возводящий ум к Богу, орудие, которым побеждаем врагов. Подобный символ имели евреи, пораженные укусами змей. Тогда пророк Моисей по слову Божию сделал медного змея, вознесенного на жезл, взирая на который пораженный исцелялся. Потому тот змей был не только символом победы над смертоносным жалом, но и действительным орудием в борьбе со змеями. Как повешенный на жезл змей исцелял от ужаления других змей, так ныне — Христос исцеляет язвы от змея лукавого — диавола.

В беседе с Никодимом Иисус вспомнил об этом историческом событии, чтобы помочь понять смысл крестной жертвы. «Когда слышишь, — отмечает свт. Феофилакт — «должно вознесену быть», понимай так: быть повешену. Ибо Он повешен был на высоте, чтобы Освятившему землю хождением по ней освятить и воздух. «Вознестись» понимай и так: быть прославлену. Ибо крест стал поистине высотою и славою Христа. В чем Он казался осужденным, тем осудил князя мира сего.

Адам умер по справедливости, потому что согрешил. Господь умер не по долгу справедливости, потому что не согрешил. До распятия Господа смерть справедливо властвовала над людьми. А как Господь оказался безгрешным, то диавол что мог найти в Нем заслуживающего смерти? А как Он был умерщвлен несправедливо, то победил умертвившего Его и таким образом освободил и Адама от смерти, справедливо причиненной ему, как согрешившему».