17 июля — день памяти Святых Царственных Страстотерпцев — императора Николая и его семьи — императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии, Анастасии.

Они были тайно и беззаконно расстреляны, когда в России наступила «власть тьмы» (Лук.22:53).

Икона Царственных страстотерпцев

Икона Царственных страстотерпцев

Их малая церковь – семья, в один день и час вознеслась к Престолу Господню. Убийцы, сами того не ведая, прибавили к их царским коронам мученические венцы, даровали им великую честь – безвинно пострадать до смерти, как когда-то пострадал Господь.

Это была удивительная семья. Находясь на вершине почета, богатства и славы, они смогли построить свой дом на Истинном Камне – Христе, и когда «пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры» (Матф.7:25), то устоял их дом, и вознесся, и был установлен Богом на высоком подсвечнике – «и светит всем в доме» (Матф.5:15). И мы вглядываемся в этот таинственный свет, и поражаемся неисповедимым путям Господним, помогающим верным своим найти путь к Отчему дому и из царского дворца и из бедной хижины…

Дай Бог и нам найти подлинное счастье, в том смысле, как понимала его царственная мученица Александра: «Как счастлив дом, где все – дети и родители, без единого исключения – вместе верят в Бога. В таком доме царит радость товарищества. Такой дом, как преддверие Неба».

В ответ на страшную новость о казни венценосной семьи вспыхнули русские восстания на Урале, в Вятской, Пермской и Уфимской губерниях. Полностью соответствуя классическому определению «о бессмысленном и беспощадном», народная месть за царя обернулась сотнями убитых как большевиков, так и членов их семей, а еще просто представителей госорганов власти, которые с того момента невольно ассоциировались с убийцами, давшими приказание другим убийцам безжалостно расправиться с кротким государем и его семьей.

И почти сразу же появились истории о чудесном спасении. О том, что на место кровавого преступления явилась сама Богородица и закрыла убийцам глаза ладошками, и пока те тыкались из стороны в сторону, как слепые котята, царская семья бежала от своих палачей. Трогательно, искренно, наивно. И по-народному. Не зря даже Троцкий признавал, что если бы противостоящие красным белые избавились от своих либеральных и социалистических химер и подняли бы на щит государя и монархию, то с триумфом вошли бы в Москву… Но вместо этого говорилось об учредительном собрании.

А легенды множились и множились. Рассказывали, что красные убили только царя, а его семью пощадили. Или о том, что никого не убивали, а тайно увезли в Пермь, где одна из княжон пыталась убежать, ее поймали и сильно избили. По крайней мере, подобные показания удалось собрать следователю Кирсте, ведшему следствие о цареубийстве, после того как Урал взяла армия Колчака.

Подобные истории, безусловно, появлялись не на пустом месте. Даже сами красные, похоже, отказывались верить, что царя можно было вот так вот взять и расстрелять, и «исчезновение» августейшей семьи из Ипатьевского дома спровоцировало настоящую истерию по поимке «княжон», за которых принимали любых приличных девушек благородной внешности, которых просто хватали на улицах по подозрению, что это беглые Романовы. Подобный эпизод, кстати, показан в знаменитом мини-сериале Гелия Рябова «Конь белый».

Далее легенды принимали все более причудливый характер. Так, утверждалось, что Ленин и большевики не стали расстреливать государя, как того требовали от них кредиторы Ротшильды, а убили двойников, а царь с семьей тихо жили до глубокой старости в разных советских городах. Или же, напротив, что большевики хотели убить Романовых, но тут чудесным образом вмешались немцы, которые за финансовую помощь выкупили родственников кайзера, и те, в свою очередь, будучи инкогнито по причине того, что у коммунистических спецслужб длинные руки, дожили свой век кто в Европе, кто в США, а кому-то якобы даже платил пенсию Ватикан (с чего бы вдруг?).

Рассказывалось, что спасся только царевич Алексей, который даже умудрился принять участие в гражданской войне на стороне красных. А по другой версии царскую семью спас не кто иной, как «агент добра» в стане красных — Иосиф Сталин, который содержал Романовых до самой смерти, а известный советский деятель Алексей Косыгин — не кто иной, как убереженный им от смерти царевич Алексей.

Занятно, что буквально несколько лет назад под крышей РАН академиком Алексеевым и кандидатом исторических наук Шумкиным был опубликован цельный труд «Кто вы, госпожа Чайковская», где на полном серьезе рассматривался вариант со спасением неким красноармейцем Чайковским княжны Анастасии, за которую выдавала себя умалишенная американка Анна Андерсон. И несмотря на то что генетическая экспертиза показала, что эта женщина никакого отношениям к дому Романовых не имела, как видим, ее персоне посвятили аж монографию.

Святые царственные страстотерпцы

В целом внезапно объявлявшихся по всему свету «чудесно спасшихся» Романовых хватало, причем опять же в силу народной любви к царской семье их было гораздо больше, чем каких-либо других, в том числе и хрестоматийных детей лейтенанта Шмидта.

По данным из открытых источников, за княжну Ольгу выдавали себя 28 женщин, за княжну Татьяну — 33, за княжну Марию — 53, за княжну Анастасию — 34, за царевича Алексея — 81 мужчина. Самое занятное, что некоторые из этих наследников дела Лжедмитрия даже не говорили по-русски. В целом же этот пестрый букет из людей, в том или ином виде решивших самоутвердиться за счет подлинной трагедии, состоял из авантюристов всех мастей, а также просто откровенных душевнобольных.

Но за всем этим — когда сознательно, когда подсознательно — стояла неспособность народа поверить в то, что красивых, достойных людей, олицетворявших русскую державу, традицию, преемственность власти, а также образец семейной любви, заботы, чести, можно было так безжалостно уничтожить, после откровенно глумясь над их телами. Конечно, впоследствии светлый образ царской семьи был вытеснен карикатурными поделками советского агитпрома, но, к счастью, наша церковь вернула своему народу светлую память о светлой царствовавшей семье, прославив ее в лике страстотерпцев.

В ужасной гибели государя, его супруги, детей и самых близких и преданных им людей очень много символичного. В частности, первый Романов — Михаил Федорович — был призван на царство в стенах Ипатьевского монастыря в Костроме, а последний русский государь был убит в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Само же кровавое преступление свершилось в день, когда Церковь поминает вероломное убийство Андрея Боголюбского — того, кто мог бы стать первым русским государем (но не стал по причине «трусости, подлости и измены») за восемь веков до правления Николая Александровича, что лишний раз показывает, что в творимой Божиим промыслом русской истории ничего не происходит просто так.

И посему совершенно неслучайно в эти июльские «Царские дни» и нашего не простого времени верные по всей стране идут крестными ходами с именами царственных мучеников на устах… Святые царственные страстотерпцы, молите Бога о нас!

Житие благоверного Императора Николая Александровича

Последний Российский Император Николай II был старшим сыном Императора Александра III и его супруги Императрицы Марии Феодоровны (дочери датского короля Христиана VII). Он родился 6 мая 1868 года. Император Николай Александрович восшёл на престол после смерти своего отца – Императора Александра III – 20 октября 1894 года. Коронование на Царство совершилось 14 мая 1896 года в Успенском соборе Московского Кремля.

Благоверный Император Николай Александрович

Благоверный Император Николай Александрович

Супругой Николая Александровича стала принцесса Алиса Гессенская, внучка английской королевы Виктории. Родилась принцесса Алиса – будущая Российская Императрица Александра Феодоровна – 25 мая 1872 года в Дармштадте. Венчание Николая Александровича и Александры Феодоровны совершилось 14 ноября 1894 года.
В Царской Семье родились четыре дочери: Ольга (3 ноября 1895 года), Татьяна (29 мая 1897 года), Мария (14 июня 1899 года), Анастасия (5 июня 1901 года). 30 июля 1904 года у Царской четы родился долгожданный сын, наследник Российского престола Цесаревич Алексий.

Николай II относился к несению обязанностей монарха как к своему священному долгу. Император уделял большое внимание нуждам Православной Церкви, щедро жертвовал на постройку новых храмов, в том числе и за пределами России. За годы его царствования число приходских церквей в России увеличилось более чем на 10 тысяч, было открыто более 250 новых монастырей. Император лично участвовал в закладке новых храмов и в других церковных торжествах.

В царствование Императора Николая II церковная иерархия получила возможность подготовить созыв Поместного Собора, дотоле два века не созывавшегося. Личное благочестие Государя проявилось в канонизации святых.

В годы его царствования к лику святых были причислены святитель Феодосии Черниговский (1896 год), преподобный Серафим Саровский (1903 год), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909 году), святитель Иоасаф Белгородский (1911 год), святитель Ермоген Московский (1913 год), святитель Питирим Тамбовский (1914 год), святитель Иоанн Тобольский (1916 год).

Император вынужден был проявить особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского. Николай II высоко чтил святого праведного отца Иоанна Кронштадтского. После его блаженной кончины Царь повелел совершать всенародное молитвенное поминовение почившего в день его преставления.

Император Никола II, от природы замкнутый, чувствовал себя спокойно и благодушно прежде всего в узком семейном кругу. Знавшие семейную жизнь Императора отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов этой тесно сплоченной Семьи. Центром её был Цесаревич Алексий, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды. Обстоятельством, омрачавшим жизнь Императорской Семьи, была неизлечимая болезнь наследника.

Приступы гемофилии, во время которых ребенок испытывал тяжкие страдания, повторялись неоднократно. Характер болезни являлся государственной тайной, и родители часто должны были скрывать переживаемые ими чувства, участвуя в обычном распорядке дворцовой жизни. Императрица хорошо понимала, что медицина была здесь бессильна. Но ведь для Бога нет ничего невозможного. Будучи глубоко религиозной, она всей душой предавалась усердной молитве в чаянии чудесного исцеления. Подчас, когда ребенок был здоров, ей казалось, что ее молитва услышана, но приступы снова повторялись, и это наполняло душу матери бесконечной скорбью.

Императорская чета отличалась глубокой религиозностью. Императрица не любила светского общения, балов. Религиозным духом было проникнуто воспитание детей Императорской Фамилии. Все ее члены жили в соответствии с традициями православного благочестия.

Государь Николай II с августейшей семьей

Государь Николай II с августейшей семьей

Обязательные посещения богослужений в воскресные и праздничные дни, говенье во время постов были неотъемлемой частью их быта. Личная религиозность Государя и его супруги была не простым следованием традициям.

Царская чета посещает храмы и монастыри во время своих многочисленных поездок, поклоняется чудотворным иконам и мощам святых, совершает паломничества, как это было в 1903 году во время прославления преподобного Серафима Саровского. Краткие богослужения в придворных храмах не удовлетворяли Императора и Императрицу. Специально для них совершаются службы в Царскосельском Феодоровском соборе, построенном в древнерусском стиле. Императрица Александра молилась здесь перед аналоем с раскрытыми богослужебными книгами, внимательно следя за службой.

Как политик и государственный деятель Государь поступал, исходя из своих религиозно-нравственных принципов. С началом Первой мировой войны Государь регулярно выезжает в Ставку, посещает воинские части действующей армии, перевязочные пункты, военные госпитали, тыловые заводы – одним словом, делает все, что было важно для ведения этой войны.

Императрица с самого начала войны посвятила себя раненым. Пройдя курсы сестер милосердия вместе со старшими дочерьми – Великими Княжнами Ольгой и Татьяной, – она по несколько часов в день ухаживала за ранеными в Царскосельском лазарете. Император рассматривал пребывание на посту Верховного Главнокомандующего как исполнение нравственного и государственного долга перед Богом и народом, впрочем, всегда предоставляя ведущим военным специалистам широкую инициативу в решении всей совокупности военно-стратегических и оперативно-тактических вопросов.

2 марта 1917 года представители Государственной Думы и предатели из высшего военного командования вынудили Николая II отречься от престола. Отрекаясь от Царской власти, Государь надеялся, что желавшие его удаления сумеют довести войну до победного конца и не погубят Россию. Он боялся, чтобы его отказ подписать отречение не повел к гражданской войне в виду неприятеля. Царь не хотел, чтобы из-за него была пролита хоть капля русской крови. Государь, приняв, как ему казалось, единственно правильное решение, тем не менее переживал тяжелые душевные мучения.

Государь Николай II с августейшей семьей

Государь Николай II с августейшей семьей

«Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину», – говорил Государь. Духовные мотивы, по которым последний Российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, отрекся от престола во имя внутреннего мира в России, придают его поступку подлинно нравственный характер.

Не случайно при обсуждении в июле 1918 года на Соборном Совете Поместного Собора вопроса о заупокойном поминовении убиенного Государя святитель Тихон, Святейший Патриарх Московский и всея Руси, принял решение о повсеместном служении панихид с поминовением Николая II как Императора.

В жизни Императора Николая II было два неравных по продолжительности и духовной значимости периода – время его царствования и время пребывания в заключении.

Император Николай Александрович часто уподоблял свою жизнь испытаниям страдальца Иова, в день церковной памяти которого родился. Приняв свой крест так же, как библейский праведник, он перенес все ниспосланные ему испытания твердо, кротко и без тени ропота. Именно это долготерпение с особенной ясностью открывается в последних днях жизни Императора.

Император Всероссийский Николай II и Его Августейшая семья

Император Всероссийский Николай II и Его Августейшая семья

Большинство свидетелей последнего периода жизни Царственных мучеников говорят об узниках тобольского губернаторского и екатеринбургского Ипатьевского домов как о людях, страдавших и, несмотря на все издевательства и оскорбления, ведших благочестивую жизнь. В Царской Семье, оказавшейся в заточении, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. Вместе с родителями все унижения и страдания с кротостью и смирением переносили Царские дети.

Протоиерей Афанасий Беляев, исповедовавший Царских детей, писал: «Впечатление [от исповеди] получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи – страстной и греховной – меня привело в изумление».

«…Ныне смиренный раб Божий Николай, как кроткий агнец, доброжелательный ко всем врагам своим, не помнящий обид, молящийся усердно о благоденствии России, верующий глубоко в ее славное будущее, коленопреклоненно, взирая на крест и Евангелие… высказывает Небесному Отцу сокровенные тайны своей многострадальной жизни и, повергаясь в прах пред величием Царя Небесного, слезно просит прощения в вольных и невольных своих прегрешениях», — читаем мы в дневнике отца Афанасия Беляева.

В почти полной изоляции от внешнего мира, окруженные грубыми и жестокими охранниками, узники Ипатьевского дома проявляют удивительное благородство и ясность духа. Их истинное величие проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравственной высоты, на которую они постепенно поднялись.
1 (14) июля 1918 года отцом Иоанном Сторожевым было совершено последнее богослужение в Ипатьевском доме. Приближались трагические часы… Приготовления к казни делаются в строжайшей тайне от узников Ипатьевского дома.

Царская семья

Царская семья

В ночь с 16 на 17 июля, примерно в начале третьего, Юровский разбудил Царскую семью. Им было сказано, что в городе неспокойно и поэтому необходимо перейти в безопасное место. Минут через сорок, когда все оделись и собрались, Юровский вместе с узниками спустился на первый этаж и привел их в полуподвальную комнату содним зарешеченным окном. Все внешне были спокойны.

Государь нес на руках Алексея Николаевича, у остальных в руках были подушки и другие мелкие вещи. По просьбе Государыни в комнату принесли два стула, на них положили подушки, принесенные Великими княжнами и Анной Демидовой. На стульях разместились Государыня и Алексей Николаевич. Государь стоял в центре рядом с Наследником. Остальные члены семьи и слуги разместились в разных частях комнаты и приготовились долго ждать — они уже привыкли к ночным тревогам и разного рода перемещениям.

Между тем в соседней комнате уже столпились вооруженные, ожидавшие сигнала убийцы. В этот момент Юровский подошел к Государю совсем близко и сказал: «Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета вы будете расстреляны с вашей семьей». Эта фраза явилась настолько неожиданной для Царя, что он обернулся в сторону семьи, протянув к ним руки, затем, как бы желая переспросить, обратился к коменданту, сказав: «Что? Что?» Государыня и Ольга Николаевна хотели перекреститься. Но в этот момент Юровский выстрелил в Государя из револьвера почти в упор несколько раз, и он сразу же упал. Почти одновременно начали стрелять все остальные — каждый заранее знал свою жертву.

Икона святых Царственных страстотерпцев: царя Николая II, царицы Александры, царевича Алексия и великих княжон Ольги, Татианы, Марии, Анастасии

Икона святых Царственных страстотерпцев: царя Николая II, царицы Александры, царевича Алексия и великих княжон Ольги, Татианы, Марии, Анастасии

Уже лежащих на полу добивали выстрелами и ударами штыков. Когда, казалось, все было кончено, Алексей Николаевич вдруг слабо застонал — в него выстрелили еще несколько раз. Картина была ужасна: одиннадцать тел лежало на полу в потоках крови. Убедившись, что их жертвы мертвы, убийцы стали снимать с них драгоценности.

Затем убитых вынесли на двор, где уже стоял наготове грузовик — шум его мотора должен был заглушить выстрелы в подвале. Еще до восхода солнца тела вывезли в лес в окрестности деревни Коптяки. В течение трех дней убийцы пытались скрыть свое злодеяние…

Большинство свидетельств говорит об узниках Ипатьевского дома как о людях страдающих, но глубоко верующих, несомненно покорных воле Божией.

Несмотря на издевательства и оскорбления, они вели в доме Ипатьева достойную семейную жизнь, стараясь скрасить угнетающую обстановку взаимным общением, молитвой, чтением и посильными занятиями. «Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину, — пишет один из свидетелей их жизни в заточении, воспитатель Наследника Пьер Жильяр, — они умерли мучениками за человечество.

Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти».

Из дневников святой царственной мученицы Александры Феодоровны Романовой

Христианство, как небесная любовь, возвышает душу человека. Я счастлива: чем меньше надежды, тем сильнее вера. Бог знает, что для нас лучше, а мы нет. В постоянном смирении я начинаю находить источник постоянной силы. »Ежедневное умирание – это тропа к ежедневной жизни»… Жизнь – ничто, если мы не знаем Его, благодаря Кому живем.

Чем ближе душа приближается к Божественному и Вечному Источнику Любви, тем полнее раскрываются обязательства священной человеческой любви, и тем острее укоры совести за пренебрежение к малейшим из них.

Портрет императрицы Александры Федоровны

Портрет императрицы Александры Федоровны

Любовь не вырастает, не становится великой и совершенной вдруг и сама по себе, но требует времени и постоянного попечения.

Истинная вера проявляется во всем нашем поведении. Это как соки живого дерева, которые доходят до самых дальних веточек.

Основа благородного характера – абсолютная искренность.

Истинная мудрость состоит не в усвоении знаний, а в правильном применении их во благо.

Смирение не в том, чтобы рассказать о своих недостатках, а в том, чтобы вынести, как о них говорят другие; в том, чтобы слушать их терпеливо и даже с благодарностью; в исправлении недостатков, о которых нам говорят; в том, чтобы не испытывать неприязни к тем, кто нам о них говорит. Чем смиреннее человек, тем больше мира в его душе.

Во всех испытаниях ищи терпения, а не избавления; если ты его заслуживаешь, оно скоро к тебе придет… Иди вперед, ошибайся, падай и снова вставай, только продолжай идти.

Религиозное воспитание – самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку; наследство никогда не заменит это никаким богатством.

Смысл жизни не в том, чтобы делать то, что нравится, а в том, чтобы с любовью делать то, что должен.

Для большинства из нас главное искушение – это потеря мужества, главное испытание наших сил – в монотонном ряде неудач, в раздражающей череде прозаических трудностей. Нас изматывает дистанция, а не темп. Двигаться вперед, выбирая правильный путь, пробираться к слабо мерцающему свету и никогда не сомневаться в высшей ценности добра, даже в малейших ее проявлениях – это обычная задача жизни многих, и, выполняя ее, люди показывают, чего они стоят.

Самопожертвование – это чистая, святая, действенная добродетель, которая увенчивает и освящает человеческую душу.

Чтобы взойти по великой небесной лествице любви, надо самому стать камнем, ступенькой этой лествицы, на которую, поднимаясь наверх, будут ступать другие.

Император Николай II, Имератрица Александра

Император Николай II, Имератрица Александра

Религия, которую вдохновляет слово Христа, — солнечная и радостная. Радость – это отличие христианина. Христианину никогда не следует впадать в уныние, никогда не следует сомневаться в том, что добро победит зло.

Плачущий, жалующийся, напуганный христианин предает своего Бога. Неисчислимыми путями проявляется в жизни слово Христа, запавшее в сердце. В беде оно приносит нам утешение, в минуты слабости – силу.

Важный труд, который человек может сделать для Христа, — это то, что он может и должен делать в своем собственном доме. У мужчин есть своя доля, она важна и серьезна, но истинным творцом дома является мать. То, как она живет, придает дому особую атмосферу.

Бог впервые приходит к детям через ее любовь. Как говорят: »Бог, чтобы стать ближе всем, создал матерей», — прекрасная мысль. Материнская любовь как бы воплощает любовь Бога, и она окружает жизнь ребенка нежностью…

Есть дома, где постоянно ярко горит лампада, где постоянно говорят слова любви ко Христу, где детей с ранних лет учат тому, что Бог их любит, где они учатся молиться, едва начав лепетать. И, спустя долгие годы, память об этих священных мгновениях будет жить, освещая темноту лучом света, вдохновляя в период разочарования, открывая секрет победы в трудной битве, и ангел Божий поможет преодолеть жестокие искушения и не впасть в грех.

ЦАРСТВЕННЫМ МУЧЕНИКАМ
Тропарь, глас 4

Днесь, благовернии людие, светло почтим / седмерицу честную царственных страстотерпец, / Христову едину домашнюю Церковь: / Николая и Александру, / Алексия, Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию. / Тии бо, уз и страданий многоразличных не убоявшеся, / от богоборных смерть и поругание телес прияша / и дерзновение ко Господу в молитве улучиша. / Сего ради к ним с любовию возопиим: / о святии страстотерпцы, / гласу покаяния и стенанию народа нашего вонмите, / землю Российскую в любви к Православию утвердите, / от междоусобныя брани сохраните, / мир мирови у Бога испросите / и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 8

Избраннии Царем царствующих и Господем господствующих / от рода царей Российских, / благовернии мученицы, / муки душевныя и смерть телесную за Христа приимшии / и венцы Небесными увенчавшиися, / к вам, яко покровителем нашим милостивым, / с любовию благодарне вопием: / радуйтеся, царственнии страстотерпцы, / за Русь Святую пред Богом усерднии молитвенницы.

Величание

Величаем вас, / святии царственнии страстотерпцы, / и чтим честная страдания ваша, / яже за Христа / претерпели есте.