Подвиг Сорока Мучеников Севастийских

1 116 просмотров

В 313 году святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

Святых 40 мучеников Севастийских
Святых 40 мучеников Севастийских

В то время в армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Воины предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить святых мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием, попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день суд перед мучителем и допрос повторился, воины же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво.

В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро, он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца.

Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде, он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини и меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле.

Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

Проповедь в день памяти Святых 40 мучеников Севастийских

40 святых мучеников Севастийских
40 святых мучеников Севастийских

Обращали ли вы внимание, возлюбленные братия и сестры, на то, что собой представляет теперешняя литература? Не говорю уже о той ее части, которая специально рассчитана на то, чтобы развращать людей, ибо там такая грязь и непотребность, что просто об этом, по слову апостола Павла, «срамно есть и глаголати!»

И вообще настолько пуста теперешняя литература, сколько в ней суеты, сколько в ней того, что христианину совсем не должно быть интересно и не должно его привлекать. А рассчитано это именно все-таки на то же самое, на опустошение человеческих душ.

Есть другая литература, та литература, которую так любили когда-то на Святой Руси наши благочестивые предки, у которых со стола совсем не сходила эта литература, т.е., прежде всего, Жития святых.

В Житиях святых одной из прекраснейших страниц является то, что Церковь воспоминает в завтрашний день. Это память святых четыредесяти мучеников, сорока мучеников по-русски, подвиг которых был необычайный. Мы в Житиях святых читали о том, каким многоразличным мучениям подвергали мучители первых христиан, которые все умирали за Своего Спасителя, никоим образом не отвергаясь от веры в Него.

Святых 40 мучеников Севастийских
Святых 40 мучеников Севастийских

У сорока мучеников было необычайное страдание и после многих истязаний, в конце концов, мучители их погнали в замерзающее озеро, которое наполовину замерзло. Не победив страшными пытками, и голодом, и морозом, повели этих сорок человек, и они там стоят, ободряют друг друга и, несмотря на страдания и мучения физические, духом радуются, сознавая, что Господь благоволит этот подвиг, этот подвиг их великой веры.

Но вот, один из них не выдержал, смалодушествовал, выбежал из ледяного озера, как говорится в Житии святых, и бросился в здание — баню натопленную, которая была на берегу специально для того, чтобы страдавшие видели и понимали, как легко спасение от мороза — только откажись от своего исповедания и иди там отогревайся.

Он выбежал из воды и побежал туда, но когда вошел в это теплое помещение, то умер внезапно. И вот сторож, солдат, который стоял там, наблюдая за порядком, видит, что с неба спускается сорок блестящих, сверкающих венцов на головы этих мучеников. Но венцов сорок спускается, а их тридцать девять, потому что один не выдержал и погиб. Видя все это, стражник бросился в воду, воскликнув: «И я христианин!» И все сорок венцов опустились на главы мучеников, включая этого нового, который присоединился к ним.

Это трогательное повествование всегда очень любили все и много витий и проповедников на эту тему говорили. Действительно, когда мы читаем о такой твердости, о таком мужестве, с каким они переносили те мучения, страдания, то не становится ли нам стыдно за наше малодушие?

Теперь православный человек часто боится перед другими перекреститься на храм Божий или вообще проявить себя христианином. А тогда христиане, не говоря о всяких подобных мелочах, смело шли на самые лютые страдания, потому что пламенели истинной верой.

Церковь пред нами ставит их пример в Великом посту, когда время особенного подвига поста и молитвы. Церковь призывает нас к их стойкости и взять пример их неуклонной и до смерти постоянной верности Христу. Здесь и сбылось то, что сказано в Апокалипсисе: «Будь верен даже до смерти и дам тебе венец жизни». Аминь.

Митрополит Филарет Вознесенский

40 МУЧЕНИКАМ СЕВАСТИЙСКИМ
Тропарь, глас 1

Болезньми святых, имиже о Тебе пострадаша, / умолен буди, Господи, / и вся наша болезни исцели, / Человеколюбче, молимся.

Иной тропарь, глас 1

Страстотерпцы всечестнии, / воини Христовы четыредесяте, / твердии оружницы, / сквозе бо огнь и воду проидосте / и Ангелом сограждане бысте, / с нимиже молитеся Христу о иже верою хвалящих вас. / Слава Давшему вам крепость, / слава Венчавшему вас, / слава Подавающему вами всем исцеления.

Иной тропарь, глас 3

Страстотерпцы Христовы четыредесяте, / во граде Севастийстем мужественно пострадавшии, / чрез огнь и воду прошедшии, / в покой вечный в шедшии, / молитеся о нас ко Господу, / да жизнь мирну сохранит / и души наша спасет, яко Человеколюбец.

Кондак, глас 6

Все воинство мира оставльше, / на Небесех Владыце прилепистеся, / страстотерпцы Господни четыредесять, / сквозе огнь бо и воду прошедше, блаженнии, / достойно восприясте славу с Небес / и венцев множество.