Проповедь после Евангелия во 2-ю неделю Великого поста и о свт. Григории Паламе

769 просмотров

Евангелие от Марка начинается словами: «Через несколько дней опять Он пришел в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме» (Мк. 2:1–2). А вы припомните, как в Евангелии говорил Господь о городе Капернауме, где Он часто бывал, где Он часто учил и говорил чудеса. Господь о Капернауме сказал: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься» (Мф. 11:23).

Греческая церковь Двенадцати апостолов в Капернауме
Греческая церковь Двенадцати апостолов в Капернауме

Почему Капернаум вознесся до неба? Почему так сказал Господь о Капернауме? Потому что в нем обитал Господь.

Капернаум как будто превратился в небо, потому что в нем обитал именно Тот, Кто обитает на небе, как мы говорим. Но Господь говорит и предупреждает, что ты, хотя до неба вознесся, потому что в тебе обитал Владыка неба и земли, низвергнешься до ада. И вот здесь говорится «через несколько дней пришел в Капернаум».

Тут появляется вопрос: что значит «через несколько дней»? Причем, характерно, что русский текст отличается от славянского: в славянском не сказано «через несколько дней», а сказано слово «паки» – «вниде паки в Капернаум». Русский текст говорит «через несколько дней» и невольно наводит на мысль: а что было до этого? Через несколько дней после чего? А там за несколько дней до этого было исцеление прокаженного, который просил Спасителя об исцелении.

Господь его исцелил, но сказал: «пойди, покажись (как всегда говорил) священнику, чтобы он засвидетельствовал о твоем исцелении, но никому ничего не рассказывай (Мк. 1:4). А тот пошел и стал всем разглашать об этом. Господь, конечно, знал, что он из благодарности, от радости не удержится от разглашения, но Он дал ему это повеление, чтобы дать пример никогда о добрых делах своих не разглашать, а всячески их скрывать, насколько это возможно.

Господь о многих Своих чудесах так говорил, хотя знал, что фактически этого не сделаешь, но принципиально Он вопрос ставил именно так. Помните, как Он воскресил дочь Иаира? Помните девочку? Об этом знал весь город, что она умерла и что Он её воскресил. Это невозможно было утаить, и однако же, Господь сказал родителям, чтобы никому об этом не рассказывали. Просто, чтобы научить нас тому, что добрые дела нужно, по возможности, скрывать, а не разглашать о них. Интересно, как митрополит Филарет Московский, в одной из своих проповедей, заметил, что человек, который делает добро, но старается, чтобы о нем узнало как можно большее множество людей, похож на курицу, которая яйцо снесет и кудахчет, чтобы все узнали, что она снесла яйцо.

Так через несколько дней, после этого исцеления прокаженного, Господь пришел в Капернаум и слышно стало, что Он в доме. Тотчас собрались многие, так что и у дверей не было места, и Он говорил им слово. Так было в первое время деятельности Спасителя. Гремела всюду слава о Его мудрости, а главное о чудесах, которые Он творил. Поэтому народ к Нему так и стремился. А не помните ли вы, когда произошел переломный момент, когда некоторые уже оставили Его, не стали с Ним ходить?

Припомните, когда Он сказал после Своей беседы о Хлебе Небесном: «Ядый мою плоть и пияй мою кровь во мне пребывает, и аз в нем» (Ин. 6:56) – Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь будет иметь вечную жизнь, а если не будет вкушать Плоти Сына Человеческаго и пить Его Кровь, то не будет жизнь иметь в себе (Ин. 6:53). Евангелист Иоанн, который об этом сообщает, тут же отмечает, что иудеи стали спорить между собою: Как Он может дать нам Тело Свое есть? Апостолы тоже этого понять не могли, но они это приняли смиренной верой и поэтому и удостоились в свое время быть первыми причастниками. Но те, которые слышали Спасителя и грубо буквально понимали, т.е. не поняли, что тут дело о некоторой высокой Тайне, смутились и отошли от Него. Это был переломный момент, когда некоторые стали Его оставлять.

Здесь пока народ к Нему неудержимо стремился. И вот сказано, что даже невозможно было к Нему пройти, настолько Он был окружен народом, когда учил. Но произошло такое событие: «пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо» (Мк. 2:3). Как по нашему назвать этот недуг расслабления? Паралич, конечно. Как вы сами знаете, часто паралич человека постигает за грешную невоздержанную жизнь, часто за развратную жизнь: расслабление всех сил и души и тела. Вот его «несли четверо». «Не имея возможности приблизиться к Нему из-за многолюдства, они раскрыли кровлю дома, где Спаситель находился» (Мк. 2:4). Раньше, в те времена Евангельские, дома крыли особыми черепицами, которые одна к другой прикладывались и которые было легко разобрать. Вот тогда они это и сделали, «не имея возможности приблизиться к Нему из-за многолюдства». Была такая теснота, что и одному, вероятно, было почти невозможно пройти, а тут еще нести человека: четверо несут еще одного на переносной постели. Они раскрыли кровлю дома, где Он находился и, прокопавши ее, «спустили постель, на которой лежал расслабленный».

Если даже они и не успели и не смогли оттуда сверху Спасителю что-то сказать, то во всяком случае, сам поступок, такой решительный, ясно свидетельствовал о том, что люди с крепкою верой пришли к Нему. Поэтому не сказано, чтобы они о чем-то просили, а про Спасителя просто сказано, что Иисус, видя веру их, не спрашивая ни о чем, говорит расслабленному: «чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мк. 2:5). Они пришли, чтобы Он его исцелил, а Он заботится об его грехах. Почему так: как будто бы речь не на тему! Почему о грехах Он говорит? Болезнь, вообще, есть всегда результат греха, – иногда прямого, а иногда косвенного. Но все равно: будь человек безгрешен, он бы не болел, а грешная природа этим грехом расслабляется и поэтому становится доступной для болезни. Тут точно несомненно, что эта болезнь прямо за грехи его постигла. Почему Господь и врачует самый корень болезни. Это единственный правильный способ лечения: прежде, чем устранять последствие, устранить его причину.

Я помню, когда я был еще светским молодым человеком, я всегда говорил, что если я тяжело заболею, то прежде, чем приглашать ко мне врача, необходимо совершить надо мной таинство соборования-елеосвящения. До этого таинства я лечиться у врача не стану. Дело в том, что, по верованию Церкви, таинство елеосвящения, в частности, не только призывает милость Божию на телесный недуг человека, но ему прощаются забытые грехи. А кто не может припомнить, не может их принести сознательно покаянию, то благодать таинства очищает его душу от этой скверны. Так Господь врачует причину, после чего легко врачевать и последствие. Господь говорит: «прощаются тебе твои грехи».

Не раз мы с вами в Евангелии читали о том, как Господь говорил: «прощаются тебе грехи». И почти всегда какие были последствия? Его враги всегда тут присутствовали и всегда обвиняли Его в богохульстве. Помните, как-то к Нему пришла женщина, которая оплакивала свои грехи так, что слезы лились на Его Ноги, и она отирала их своими волосами (Лк. 7:37, 38). Помните, когда Христос сказал, что «прощаются тебе грехи твои», сразу евангелист отмечает, что сидевшие кругом сами про себя говорили: «кто же Он такой, что… грехи прощает?» (Лк. 7:48, 49).

Так и здесь, когда Господь даровал этому несчастному прощение от грехов (а Его слово есть и дело, раз Он сказал, значит кончено, грехов больше нет – они прощены), «тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих, что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме Одного Бога?» (Мк. 2:6, 7) (Сами не зная того, что они это слово «богохульство» неправильно употребили, а в том, что никто грехи не может прощать, кроме Бога – они правы). Сами того не зная, они произносили, собственно, исповедание в Него, как Бога. (Они, конечно, не только об этом не думали, но и не хотели бы никогда с этим согласиться).

«Иисус, тотчас узнав Духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших? Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми твою постель и ходи?» (Мк. 2:8, 9). Что легче? По-человечески говоря, сказать: «встань, возьми постель твою и ходи», а он не встанет и не пойдет?! Значит, по человечески говоря, как думали и книжники и фарисеи, что «встань, возьми твою постель и ходи» это – труднее, а сказать: «прощаются грехи» – легко. А по настоящему, по духовному, по христиански, конечно, легче сказать второе, потому что все-таки врачи, как-то врачебную силу потребляющие, к тому же и направляют – тот, кто не мог встать, встал и пошел. А прощать грехи никакой доктор не может – в духовном смысле. Но Господь как бы говорит: «По вашему так, и вот, применяясь к вашим понятиям, я и делаю то, что по вашему труднее».

Он говорит: «чтобы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, говорит расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою, иди в дом твой. Расслабленный тотчас встал взял постель, вышел перед всеми, – как будто никогда не болел, – так что все изумились и прославили Бога, говоря, что никогда ничего такого мы не видели» (Мк. 2:10–12). В таких случаях самый факт всегда приводил книжников и фарисеев в молчание, потому что возражать нечего.

Проповедь Христа в синагоге Капернаума
Проповедь Христа в синагоге Капернаума

Не так давно, в один из субботних дней, читалось Евангелие о том, как Господь однажды, в субботний день, был в синагоге. А вы знаете, вероятно, что книжники и фарисеи всегда к Нему придирались, когда Он творил добро в субботу, в народе. «Там был человек, имеющий иссохшую, парализованную руку» (Мк. 3:1). Она висела, как плеть, потому что она отнялась, а так как он ею никогда не работал, то все мышцы отмерли. И вот такой несчастный однорукий был с народом. Это было в субботу. Господь его подозвал и обратился к врагам Своим, которые за Ним смотрели во все глаза, чтобы обвинить Его в нарушении субботы, говорит им: «Спрошу Я вас, – этим обращая внимание на них и всех остальных, кто был в синагоге. – Что нужно делать в субботу: добро или зло? спасти человека или погубить? Пользу ему принести или вред?» (Мк. 3:4). Это один из вопросов, на который ответить легко. Но таково было их злобное упорство, что они молчали. Тут в Евангелии говорится, что Господь посмотрел на них «с гневом» (Мк. 3:5). (Это единственный раз.

Есть еще случай, но там, все таки сказано не гнев, а «негодование», это несколько другое, скорее недовольство. Вы помните, когда было негодование? Когда апостолы некстати проявили свою заботу о Нем, с детьми. Спаситель очень любил детей. Сам будучи абсолютно чист, безгрешен, Он Своей чистой душой, чистейшей и святейшей, как бы отдыхал с этими чистыми маленькими созданиями. Апостолы, по своему заботясь о нем, запрещали матерям подводить к Нему детей под благословение. Как сказано в Евангелии, «Иисус, увидя это, вознегодовал» (Мк. 10:14)). Единственный раз в Евангелии прямо сказано так, но добавлено сразу: «воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении их сердец. Он сказал человеку тому: протяни руку твою», – и тот сведенную руку протянул хорошо.

Евангелист говорит, они пришли в бешенство и вышли оттуда, совещаясь, что бы им сделать. А почему они в бешенство пришли, как вы думаете? Дело вот в чем: они обвиняли, что Он добро делает в субботу как какие-то задания. А даже и в субботний день, можно ли человеку запрещать, как они делали? Что Он или этот человек сделали такого, разве этим могли они нарушить субботний покой? Придираться не к чему: нельзя что ли свободно руку согнуть? Не придерешься ни к чему – вот это их в бешенство и привело. Они вышли и просто не знают, что им с Ним делать. Когда Он сказал там человеку: «встань, возьми постель твою и иди», – это привело их к толкованию, что этим Он нарушает субботний покой, что человек трудом занимается, неся постель, а тут что? Руку протянуть – какой же это труд? И сколько бы раз они ни привязывались к Спасителю, всегда бывали с позором посрамлены. Господь даже их щадил, Он их самолюбие щадил. Когда Он давал им такой отпор, что им некуда было деваться, то всегда это делал в возможно более мягкой форме, щадя уже их самолюбие, но все-таки всегда они были посрамлены.

Помните рассказ, как к Нему грешницу привели и говорят, что «Моисей нам сказал побивать таких камнями: а Ты что скажешь?» (Ин. 8:5) Если бы Он сказал: «Ну, что ж, раз так закон говорит, то делайте», то сразу бы Ему сказали: вот Он какой жестокий! А если бы сказал «нет», то нужно Его Самого камнями побить, потому что закон нарушает. А вы Его бесподобный ответ помните? «кто из вас без греха – тот первый брось в нее камень» (Ин. 8:7)! Что получилось? Они «один за другим» ушли (Ин. 8:9). Не только их совесть обличила (и это было!). Они попали в совершенно безвыходное положение: кто же мог бы взять камень и бросить, ведь они же друг друга знали хорошо и всегда могли бы сказать: «Как ты берешь камень, разве ты безгрешен?!» Никто этого не мог сделать, ибо у каждого было много грехов на его совести.

По преданию, когда Господь наклонился и писал на песке, то Он писал те грехи каждого, которые были хуже. Я помню, когда-то в юности я видел картину из жизни Спасителя. Конечно, это не одобрительно, потому что кто берет на себя роль Спасителя – он ведь кощунствует. Но вообще картина была. Она была не русской продукции, а западной, и как они умели, так и поставили. И вот, я помню этот момент, когда к Нему привели эту несчастную, которая выражала ужас. И как Господь написал их грехи и как первый же фарисей, услышавши такой ответ, смутился и отошел, так же и другие. По преданию Господь писал грехи их всех. И они это видя, обличаемые совестью, как сказано в Евангелии, разошлись и, наконец, осталась только эта бедная женщина, согрешившая, и остался Тот Один, Кто имел бы право камень бросить в нее, но Он камня не бросил, а сказал: «Я тебя не осуждаю; иди, но впредь не греши» (Ин. 8:11).

Обратите внимание, когда они все разбежались, и она могла уйти. Ведь ей, только что захваченной на таком скверном грехе, несомненно, было мучительно стыдно стоять около Него. Она знала Его чистоту и святыню и однако, она не уходит. Не уходит, потому что после того кошмара и ужаса, какой она пережила, когда ей было трудно, она почувствовала себя так хорошо и легко около Него. Весь ужас и кошмар миновал! Она почувствовала, что никакая опасность ей не грозит и ей просто хорошо быть около Него.

Вот сколько раз они ни пытались ставить Ему ловушки, Господь, без всякого усилия, легко их отстранял. архиепископ Иннокентий Херсонский, знаменитый русский проповедник, говорит: «Так и чувствуется Тот, Кто весь мир из ничего создал!» Это по поводу знаменитого ответа Спасителя, когда Ему сказали: «давать нам подати или не давать?» (Мк. 12:14) Тут уж им казалось, что они в совершенно безвыходное положение поставили Спасителя. А Спаситель спокойно ответил: «давайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мк. 12:17). Святитель Иннокентий говорит в восторге перед этим ответом: «Ответ сотворен из ничего. Как Господь воздвиг мир из ничего, так и тут». Как будто нельзя было найти никакого удовлетворительного ответа. Он так просто не только ответил всем Своим врагам, а положил правило твердое на всю жизнь для всех: «Дадите кесарево – кесарю, а Божие – Богу!» Недаром евангелист говорит: «Они, услышавши это, удивились и ушли» (Мф. 22:22). Аминь.

Святитель Григорий Палама

Святитель Григорий Палама
Святитель Григорий Палама

По церковному уставу, во второй воскресный день Великого поста, Православная Церковь, помимо празднования воскресного дня, еще вспоминает одного из великих иерархов и проповедников чистого православия, cвятителя Григория Паламу, который был архиепископом города Солуни или иначе Фессалоник.

Святитель Григорий принадлежал к числу тех великих благовестников христианской истины, у которых дело с жизнью не расходилось, и поэтому, помимо тех богословских сокровищ знания, которые он оставил в изобилии, как наследство для Православной Церкви, он привлекал к себе души человеческие своею святою и подвижническою жизнью и, таким образом, его духовное воздействие было двойным: он учил и своим словом и самою жизнью своею.

Ему приходилось бороться с еретиками, которые искажали истину православия самыми различными способами.

Был один вопрос, чисто богословский, из-за которого у него была долгая борьба с исказителями истины. Когда Господь Иисус Христос преобразился на горе Фавор и просиял там, «как солнце» (Мф. 17:2) – по их утверждениям, этот чудесный свет, был обычным светом, какой мы постоянно видим в солнце и других источниках света – светом обычного порядка.

Святитель Григорий Палама, возражая на это, учил, что это был совсем иного порядка свет, ибо он указывал на слова апостольские «Бог есть Свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Ин. 1:5). А Символ Веры наш, как вы знаете, говоря о Сыне Божием, о Господе Иисусе Христе и Его воплощении на земле, гласит, что Он есть «Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного». А о нашем обычном свете Библия говорит, что он не присущ Богу, как вечное свойство самой Его Природы, а сотворен Им во времени: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт. 1:3). В конце концов, эта чисто православная точка зрения восторжествовала и противники святителя были посрамлены.

В наше время теперь часто говорят, что это «отвлеченно-богословская тема». Может быть, конечно, для наших теперешних современников это и так, потому что их обыкновенно интересуют совсем другие вопросы, а что касается истин бытия Божественного, истин духовного порядка, относящихся к тому, что невидимо и что вечно, это к сожалению теперь мало кого интересует.

Сейчас вообще, братие, когда мы наблюдаем окружающую жизнь, то мы видим, какие сбивчивые, какие неправильные представления об истине христианской наблюдаются у теперешних людей, у многих из тех, кто именует себя и может искренно считает себя верными чадами Православной Церкви. А в действительности, как приходится часто наблюдать, об православии, об основных истинах православия, они имеют самые сбивчивые и неясные понятия, а часто и вообще никаких не имеют.

Чтобы убедиться в этом в наше время, достаточно, например, задать православным христианам такой вопрос: назовите три главных догмата нашей православной веры (это – догматы Святой Троицы, воплощения Сына Божия и искупления). Многие ли смогут это сделать? А к сожалению, сейчас мы слышим и видим, как люди мало церковные и мало сведущие в истинах веры берутся рассуждать и о богословии и о церковной жизни, о том, как должна жить Церковь, и как нужно Церковью управлять; причем, говорят это они чрезвычайно самоуверенно, и чем меньше они в этом деле понимают, тем больше у них самоуверенности…

Справедливо было сказано несколько времени тому назад в одном православном органе печати, что в последние годы вдруг все себя возомнили знающими все – знающими и православную веру и богословские истины и все, что касается церковной жизни, и администрирования и т. д. Решили, что они все знают и все понимают и могут всех учить и наставлять. Потому то так много сейчас путаницы, неразберихи, и несогласий, внутри церковной ограды. Люди сами не знают и того, что они говорят. Эти слова не мне принадлежат; еще святой апостол Павел говорил о том, что люди хотят быть учителями, но не понимают того о чем они говорят и не понимают как следует даже и того, что сами они говорят.

А когда звучит голос истины, то ему мало внимают.

Когда жил святитель Григорий Палама, было время иное. Это теперь людям кажется, что тот вопрос из-за которого он боролся с еретиками, был «отвлеченно богословский» вопрос; а тогда, все что относилось к истине православия, живо интересовало людей – оно было близко их душе и сердцу, поэтому для них это не были отвлеченные споры. А теперь все это, к сожалению, далеко от сознания и сердца наших современников, поэтому они и считают что это какие-то оторванные от жизни теоретические положения, а никак не что-то такое, что может душу человека наполнить, заинтересовать и освятить. Но будем с вами помнить, что только Церковь Христова есть столп и утверждение истины, что только Господь Иисус Христос есть источник чистого, истинного учения. Он Сам о Себе сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). Он есть сама воплощенная истина. Только Пилат и ему подобные не умели и не умеют по своему равнодушию эту истину увидать, а тот, у кого очи открыты, чтобы видеть и уши отверсты, чтобы слышать, знает и чувствует душою своею, что действительно истина – это Христос. И потому-то, христианин должен всегда, когда он встречается с каким-либо учением, всегда проверить его истиною Христовою. То, что нас приводит ко Христу, истинно и благословенно, а то что нас отводит от Христа и от православия, есть только гибельный обман, в какие бы привлекательные виды ни облекался этот обман, и как бы красиво о нем ни говорилось. Еще раз повторяю: помните, все, что отводит нас от Христа Спасителя, от Его учения и чистой православной церковности, все это только заблуждение и гибель. Поэтому раз и навсегда скажи себе, душа христианская: «Не принимаю никакого учения, кроме Христова, и не знаю никакого другого учителя, кроме Христа Спасителя, – не знаю и знать не хочу…» Аминь.

Свет Христов

Православная Церковь призывает нас прославить свят. Григория Паламу, архиепископа Солунского, который еще иначе называется Фессалоникским – по имени того города, в котором совершал свое архипастырское служение этот Великий иерарх.

Яркий след оставил он после себя, в истории Церкви, в области богословских трудов, которыми так богата сокровищница церковная. В особенности обессмертил он свое имя той богословской борьбой, которую вел он когда-то против тех, кто в заблуждении своем, в одном чисто богословском вопросе заблуждались, и это заблуждение свое настойчиво распространяли, вследствие чего возник спор о так называемом Фаворском свете.

Вы знаете, конечно, историю праздника Преображения Господня, знаете, как Господь, преобразившись во славе, сиял светом ярче, чем солнечным. И вот, поднялся тогда спор – какого рода был этот свет. Был ли это безначальный, присносущный свет, присносущного и безначального Бога, или это был хотя и яркий, но наш обычный земной свет, так называемый «сотворенный свет». Иными словами, спор шел на тему – был ли этот Фаворский свет сотворенным или не сотворенным светом?

Казалось бы, можно было бы сразу сказать, что поскольку там преобразился Сам Господь Иисус Христос, Второе Лицо Святой Троицы, Бог бесконечный, то и слава Его была – слава божественная, и свет был – свет вечного безначального божества, ибо когда мы с вами и в Символе Веры говорим, что мы веруем в Господа Иисуса Христа, Сына Божия, то как «света от света» – Того, Кто был Светом от Света – Отца Своего, еще до того, как был мир сотворен.

В этом мире все сотворено всемогуществом и десницею Господнею. Не только то, что мы видим и о чем помышляем, но и самые критерии, самые понятия и условия пространства и времени, созданы Творцом, Который Сам выше этого и не подчинен ни времени ни пространству. И как все сотворенное в этом мире имеет начало, имеет начало и этот материальный сотворенный свет.

Мы знаем из Библии, что Бог, в Котором, по слову апостола, «нет никакой тьмы» (1Ин. 1:5), изрек в начале творения: «да будет свет. И стал свет» (Быт.1:3) – появился этот сотворенный свет. Но Бог есть свет несотворенный и вечный. И хотя заблуждающиеся упорно стояли на своем, в этом богословском споре святитель Григорий Палама одержал решительную победу, и ложное учение было побеждено и исчезло.

Могут сказать, – вероятно, говорили и тогда, а теперь тем более – при удаленности нашей жизни от духовных интересов и ценностей – могут сказать, что это был только отвлеченный богословский спор, схоластический и не жизненный. Но те, кто так говорят, указывают только на то, как они далеки от мира духовного.

Конечно, жизнь наша такова, что богословские истины, основные догматические истины нашей веры если нами может быть и исповедуются и признаются, то они как-то в жизни не отражаются. Блаженнейший митрополит Антоний в свое время постоянно, мудро и убедительно разъяснял, что все догматы нашей веры тем и прекрасны, что открывая нам, божественные истины, они в то же самое время нравственно и духовно нас укрепляют, ибо должны они быть основными началами, на которых должна быть построена и наша практическая жизнь.

Но увы, от нас это далеко. И когда ведется речь о том, как говорил когда-то св. Григорий, что свет божества на Фаворе был несотворенный и безначальный, а не тот свет, который во времени сотворен, то некоторые говорят – это схоластика, это нечто оторванное от жизни, отвлеченное.

Да, действительно; иногда люди, так настроенные, так живущие, бывают гораздо больше задеты за живое, кода потухнет вот этот сотворенный свет, как это было, например, в нашем городе 5 лет тому назад.

Когда погасло все электричество и остановились все моторы, то люди почувствовали, что такое свет! Это их задело, потому что это был удар по практической жизни, по ее устроению. А когда в вопросах духовных люди говорят «это нежизненно», то свидетельствуют тем, что не умеют жить в мире духовных ценностей.

Господь Иисус Христос
Господь Иисус Христос — Свет Миру

Господь Иисус о Себе сказал «Я есмь Свет миру» (Ин. 8:12), и добавил, что кто идет за Ним, тот не будет во тьме, но будет иметь свет жизни. И церковь, верная своему Господу, ежедневно исповедует в молитве 1-го часа, что Христос есть свет истинный, просвещающий всякого человека, грядущего в мир. И этот свет всегда сияет. Он сияет и теперь. И хотя мы с вами видим, какая тьма окутала сейчас нашу землю, окутала человеческий род, тьма и в области догмы и в области морали, но это не значит, что свет Христов перестал сиять – нет. Апостол и евангелист Иоанн Богослов в том Евангелии, которое читается в Светлую Пасхальную Ночь, говорит, что этот «свет во тьме светится, и тьма его не может объять» (Ин. 1:5).

Но к сожалению, с человеком часто бывает то, о чем нас предупреждает Священное Писание – что он сам закрывает свои глаза и затыкает свои уши, чтобы не видеть и не слышать. Так и теперь, когда духовные ценности, духовный свет предстает пред ним, он не только равнодушен к нему, но и часто сам произвольно отходит от него, чтобы не видеть и не слышать то, что он должен видеть, и то, что он должен слышать. Он от этого уклоняется, потому что живет совсем другими интересами. О таких людях говорит евангельская притча: Царь зовет на царский пир, а званные отказываются; у каждого своя причина, но все отказались (Мф. 22:2–5). «Хотя там и царский пир, да вкусы у нас не те», – как говорит св. Феофан Затворник об этой притче. Людям не интересно и чуждо то, что предлагается в мире духовных ценностей. Потому что человек всецело прильнул к земле, только земным и землею он живет, и тогда у него очи закрыты и уши заткнуты, чтобы и не видеть и не слышать.

Но свет Христов светит и всегда будет сиять, и те, у кого очи и уши открыты, видят и слышат, освящаются и освещаются этим светом. Этот свет всегда будет видим каждой христианской душе, которая не закрыла себя от него.

Брат христианин, не смущайся тьмой, которая разливается всюду. Конечно, нельзя не скорбеть о том, что человечество теперь блуждает в таких мрачных потемках, но если человек ищет света и стремится к нему, то этот свет не закрыт от него.

Господь Иисус Христос, по словам Его Первоверховного Апостола, «всегда, днесь той же, и во веки» (Евр. 13:8). Если Он во время Своей жизни на земле был светом, просвещающим всякого человека, то и теперь Он просвещает всякого, кто не закрывает своих очей, кто не затыкает свои уши, а идет навстречу этому свету. И если он примет этот свет Христов, то на нем сбудутся слова евангельские: «дондеже свет им ее те, веруйте во свет, да сынове света будете» (Ин. 12:36). Аминь.