Тихая гавань сердечного покаяния

377 просмотров
Нерукотворенный образ Спасителя
Нерукотворенный образ Спасителя

«Не требуй от меня плодов, достойных покаяния, ибо моя крепость оскудела во мне; даруй же мне, единый Спаситель, сердце всегда сокрушенное и нищету духовную, чтобы их, как благоприятную жертву, я принес Тебе».

«Хотя и согрешил я, но знаю, что Ты человеколюбив, Спаситель: наказываешь милостиво и горячо переживаешь, видишь меня плачущим и бежишь навстречу, как Отец, призывая блудного сына».

На вопрос: «Что делать-то, батюшка, ведь грех за грехом чередой нескончаемой?» – преподобный старец Оптинский Иосиф советовал как можно скорее бежать в тихую гавань сердечного покаяния.

В течение года до гавани этой далече было. Нет – храм рядом и священники в епитрахилях у исповедального аналоя стоят, ждут, но ведь дни-то какие для жизни нужные и для тела полезные. Пропустишь хоть один, смотришь, а сосед уже в чем-то превзошел, чего-то купил и довольный на всеобщее обозрение выставил, аккурат напротив моего взгляда…

Только соберешься о душе подумать, так к этому времени обязательно детишки подрастут: того в школу, другого в университет, а эта уже замуж собралась. Видишь гавань сердечного покаяния, поклоны ей передаешь, обещаешь обязательно на днях зайти, да все недосуг. Ведь не виноват же я, что каждому нужен? Думал перед Рождеством заглянуть, так жена любимая путевки в Египет взяла, пришлось ехать. И результат?
Ни в гавань покаяния не попал и из Египта еле уехал…

Решил обязательно на Крещение, как в прорубь окунусь, сразу в храм, а тут друзья в бане рассказали, что водой крещенской все грехи смываются. Обрадовался и не пошел. Греха в этой бане и после нее набрался столько, что теперь не то что в гавань покаяния зайти боюсь, но и в глаза жене и родственникам неделю стыдно глянуть было.

Давеча проснулся ночью, тяжко на сердце. И чего тяжело? Кажется, все есть. Дети устроены, крыша над головой не течет, в холодильнике коммунистическое изобилие, жена простила, даже ГАИ в последнее время не останавливает, а тяжко. Крестик на груди жжет и с иконы родительской Бог с укоризной смотрит.
Станешь молиться, а мысли то о работе, то об очередной проблеме. Молитву читаешь и неизвестно где пребываешь.
Может меня Бог оставил?

За что?

Я ведь о Нем помню.

Когда кресты на куполах вижу, обязательно перекрещусь. Нищим подаю. Недавно фирма моя на колокола для соседнего монастыря деньги перечислила. Да и сам я хоть и грешный, но добрый.

Нет, не должен Он меня забыть.

Так что же тяжко то так?

Вспомнил, как десяток лет назад ездили с маленькими еще детьми в Оптину. Книжку я там купил с изречениями старцев. Может быть, они подскажут?
Раскрыл… и сразу: «как можно скорее бежать в тихую гавань сердечного покаяния».

Выход то известный, я его помню, но забыл…
Не остановит меня больше никто и ни за что.

Только это подумал и решил, соседка позвонила. Анна Ивановна. Добрая и сердечная. Мне иногда кажется, что она ангел семьи нашей. Все заботится и помогает.
Зашла и говорит:
— Ты меня до храма не проводишь? Скользко на дворе, а не пойти нельзя. Первый день поста. Канон покаянный читается.
Провожу, Анна Ивановна! Вместе с вами пойдем. Мне без этого покаянного канона уже никак нельзя. Да и гавань сердечного покаяния лишь только там находится.
Иной нет.

Протоиерей Александр Авдюгин