Первое воскресенье после Пасхи в церковном календаре носит название Антипасхи или Фоминого воскресенья. В народе этот день называется Красной горкой. Название Антипасха означает «вместо Пасхи» или «противоположный Пасхе» — но это не противопоставление, а обращение к прошедшему празднику, повторение его на восьмой день после Пасхи. С древних времен окончание Светлой Седмицы празднуется особо, составляя собой как бы замену Пасхи. Также этот день называют Фоминой неделей, — в воспоминание о чуде уверения апостола.

Уверение апостола Фомы

Уверение апостола Фомы

Крестная смерть Христа произвела на апостола Фому невероятно удручающее впечатление: он словно утвердился в убеждении, что утрата Его невозвратна. На уверения учеников о воскресении Христа он отвечал: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20, 25).

На восьмой день после Воскресения Господь явился апостолу Фоме и, свидетельствуя о том, что был с учениками все время по воскресении, не стал ждать вопросов Фомы, показав ему Свои раны, ответив на его невысказанную просьбу. В Евангелии не говорится, осязал ли действительно Фома язвы Господа, но так вера возгорелась в нем ярким пламенем, что он воскликнул: «Господь мой и Бог мой!». Этими словами Фома исповедал не только веру в Воскресение Христово, но и веру в Его Божество.

Пасха — Светлое Христово Воскресение — кардинальный день человеческой истории. Рождество очень важно, но оно важно Пасхой, победой над смертью; она в этот день наполнилась жизнью, и это христианская победа, а всякий верующий во Христа становится не только свидетелем, но и носителем этой победы. Христос просто растерзал узы смерти, задал новый вектор бесконечной жизни. Поэтому следующая за Пасхой седмица — радования.

Даже человек номинально верующий испытывает радость, потому что душу не обманешь. Она создана творцом, знает своего творца и ликует вместе с ним. Потому праздник Пасха по-особенному светел и волнителен. Не зря он называется Праздником Света. Ликование, радость души поселяет рай. Душа живет в новом измерении.

Господь часто ходил с апостолами на гору, вместе молился, а в день преображения перед своими страданиями он еще раз показал апостолам, что пришел в этот мир, чтобы их спасти. Они же говорили, как им здесь хорошо, хотели поселиться на этом месте… Рядом с Господом они почувствовали радость, совершенство и не хотели от этого отлучаться. То же происходит и с нами на Пасху. Мы ощущаем радостное присутствие Бога.

До Своего распятия Христос постепенно открывался Своим ученикам как Бог; после Своего распятия Он настойчиво, раз за разом, в целом ряде видений открывается перед ними как человек, воскресший плотью. Все рассказы о Воскресении Христовом нас ставят перед лицом именно этого события: это не дух, это не видение; ученики не только слышат Его голос, но они прикасаются к Его телу, они видят, как Он с ними вкушает пищу, и справедливо, говоря о их свидетельстве, апостол Иоанн позже говорил, что мы говорим о том, что наши очи видели, наши уши слышали, к чему прикасались руки наши: Христос действительно воскрес плотью, плотью освященной, плотью преображенной, плотью, которая вся стала духом, не переставая быть плотью. И мы поклоняемся вместе с апостолом Фомой воскресшему Христу, и веря Ему, зная Его как своего Бога, но и как воскресшего Иисуса из Назарета, мы Ему взываем: Господь мой и Бог мой!…

Уверение Фомы

Уверение Фомы

И на этом построена вся жизнь Церкви, все христианское мировоззрение, всё величие человека, всё безграничное смирение Божие. Во Христе нам раскрыто и то, и другое; и мы ликуем не только о том, что Бог есть Бог любви, что Бог — есть Спаситель наш, но ликуем мы и о том, что в Нём нам открыто — насколько велик Человек. Он так велик, что Бог может вместиться в него, он так велик, что он может пройти через врата смертные и войти в вечную жизнь, и с собой увлечь, унести, как поток уносит, нас в вечность, что Он, приобщившись нам во всех отношениях, кроме греха, нашему человечеству, приобщает нас до конца Своему Божеству, если мы только открываемся Его воздействию… Как это дивно!

И вот, в наступающие сорок дней Христос постоянно является Своим ученикам, Он им раскрывает тайны Царства Божия, Он им открывает имя Господа нашего как Любовь, Он им открывает понимание Церкви как общества людей, которые соединены между собой любовью, Он открывает им то, что временную жизнь они могут потерять, что она неминуемо пройдет, но что им дана вечная жизнь, которая есть жизнь Божия уже вселившаяся в них, действующая в них, побеждающая все.

И в наступающие недели, каждое евангельское чтение будет нам говорить об этом торжестве жизни, о победе жизни, о победе любви над всем остальным. Будем радоваться, будем ликовать о том, что воскресший Христос не только победил смерть для Себя и в Себе, — что в нас и длянас Он победил смерть, грех, страх — все, и что мы стали теперь свои, родные Живому Богу.

Священник Павел Флоренский считает апостола Фому не сомневающимся по причине маловерия, а изумляющимся. “Изумляющийся апостол Фома, — пишет отец Павел, — символическая фигура философии. Ложно представление о нём как о скептике, ибо в основе его духовного склада лежит отнюдь не маловерие, а удивление, — поражённый которым, всякое дело он доводит до его наиболее глубоких корней”.

По Флоренскому, Фома не сомневается в воскресении Христовом, но “хочет получить подтверждение своей веры. Он виновник удостоверения Церкви в истинности воскресения Христова, именно телесного воскресения”. Нельзя не согласиться, что “Фома — начало философии”, но нельзя отрицать и обратного: Фома одновременно и конец философии, как и всякой двойственности и разделения.

День его обращения — “восьмой день”, день Господень, день Евхаристии — начало нового времени. В этот день Христос второй раз после Своего Воскресения явился Апостолам, собранным в таинственное Евхаристическое собрание…

Фома не был на первой встрече Апостолов с воскресшим Христом и не поверил их свидетельству: мы видели Господа (Ин 20:25). “После восьми дней” Иисус опять пришёл в собрание учеников — в Церковь Свою, и Фома прикоснулся к изъязвленному Телу Христову, Его Крови; стал единым с Учителем.

Прикоснувшись к “изумительной тайне”, Фома воскликнул: Господь мой и Бог мой! (Ин 20:28). Прикоснувшись к Истине, он познал, Кто есть Путь, Истина и Жизнь; теперь он уже не имел нужды, чтобы кто учил его (ср. 1 Ин 2:27).

Апостол Фома

Апостол Фома

Фома исцелился от раздвоенности и неустойчивости, от мудрости “земной, душевной, бесовской”. “Доброе” неверие Фомы подтвердило, что Воскресение Христово — правда. “Неверие Фомино, веры родительное нам показало еси” (тропарь 5-й песни канона Недели Антипасхи).

Евхаристическое прикосновение восстанавливает Фому в единство в Духе и Истине. Здесь заканчивается философия, возвращаясь в религиозное, откуда она и берёт своё происхождение. Как сказал Филон Александрийский: разум возвращается, а безумие — нет.

По Церковному Преданию, святой апостол Фома основал христианские Церкви в Палестине, Месопотамии, Парфии, Эфиопии и даже в Индии, увенчав проповедь Евангелия мученической смертью. За обращение ко Христу сына и супруги правителя индийского города Мелиапора (Мелипура) он был заключен в темницу, претерпел пытки и, наконец, пронзенный пятью копьями, отошел ко Господу.

Начиная с Фоминого воскресенья в Православной Церкви после длительного великопостного перерыва возобновляется совершение таинства венчания. На Руси именно на этот день, на Красную горку, приходилось больше всего свадеб, устраивались гуляния, сватовства.

Любопытною десницею, жизноподательная Твоя ребра Фома испыта Христе Боже:
созаключенным бo дверем яко вшел еси, с прочими апостолы вопияше Тебе: Господь еси и Бог мой.

Cхиархимандрит Зосима (Сокур). Проповедь в Фомину неделю (audio)

В НЕДЕЛЮ 2-Ю ПО ПАСХЕ
Тропарь, глас 7

Запеча́тану гро́бу, / Живо́т от гро́ба возсия́л еси́, Христе́ Бо́же, / и две́рем заключе́нным, / ученико́м предста́л еси́, / всех Воскресе́ние, / дух пра́вый те́ми обновля́я нам, / по вели́цей Твое́й ми́лости.

Кондак, глас 8

Любопы́тною десни́цею / жизнопода́тельная Твоя́ ре́бра Фома́ испыта́, Христе́ Бо́же, / созаключе́нным бо две́рем я́ко вшел еси́, / с про́чими апо́столы вопия́ше Тебе́: / Госпо́дь еси́ и Бог мой.

Величание

Велича́ем Тя, живода́вче Христе́, / нас ра́ди во ад сше́дшаго / и с Собо́ю вся воскреси́вшаго.

Молитвами Твоего апостола Фомы, Христе Боже Наш, помилуй нас. Аминь.